Яндекс.Метрика

ПЕРЕСЕЛЕНИЕ МАНАСА В ТАЛАС

Вот с такой речью обратился Кошой к народу.

– Правильно, правильно глаголешь, дядя Кошой, – поддержали его слова люди.

Кошой взял за руки Манаса и поцеловал его в лоб.

– Сын мой Манас, жеребеночек ты мой, секиру с черными щечками ты насади, не искривив, народ свой кыргызский не оставляй без вождя. Возьми и пользуйся всей властью, сын Манас, а дяде своему оставь, где сражаться. Я достигну своей цели, и ради тебя, отважный мой Манас, готов отдать свою жизнь. Пусть у тебя на руках всегда будет священное красное знамя с золотым полумесяцем и, если тебе придется войти в гущу китайских противников и драться, то я останусь с этим знаменем и буду до последнего биться под ним. Ты можешь быть мною доволен, и всегда помни обо мне, если поедешь дальше, то знай, что эта земля будет для тебя такой же родной, как Сары-Озон, как славный Талас и огромный Кен-Кол. Береги эти земли и народ. Сделай Талас своей крепостью, закрой все дороги от врагов. Если мы выступим вместе, то одолеем врага, мой молодец Манас, так что будь здоров! Я, старый твой дядя Кошой, возлагаю на тебя много надежд, мужественный ты мой Манас, я считаю тебя своей опорой. Если умру я, твой дядя Кошой, может, ты зарежешь моего скакуна, выкопаешь глубокую могилу и собственноручно похоронишь меня. Вот что я, твой дядя Кошой, скажу тебе: если ты сможешь сохранить Талас, то он станет твоим оплотом. Поселись в Таласе, а мы изберем тебя своим правителем, тебя – сына Джакыпа Манаса. Давайте, люди, придем к единому мнению и благословим нашего сына, богатыря Манаса. Пусть будет правителем, как великий Кара-Тоо, пусть будет святым для всех сорок племен кыргызов. Да будет так!

– Да будет так! – все люди одновременно благословили Манаса.

Потерявший свой род нойгутов и оттого печальный и грустный, не находивший себе места и потерявший веру в себя, задумчивый и озабоченный Акбалта так начал речь свою:

– Сын мой Манас, ты соединил разделенных, собрал разобщенных. Ты разгромил многочисленное войско кара-калмаков и маньчжуров, освободил свой народ. Я днем и ночью молю бога, чтобы он дал тебе много лет жизни, желаю тебе счастливого правления и служения своему народу. А еще я скажу тебе, сын мой Манас, я хочу попросить у тебя одну вещь.

– Говорите, говорите, дядя, мне для вас ничего не жаль.

– Сын мой Манас, у меня одно несчастье. Я тоскую по моему народу нойгут, по своей земле Сары-Кол. В последнее время мне и во сне, и наяву все время видится родина. Я истосковался весь. Если соизволишь, отпусти со мной Кутубия, мы поедем к нашему народу, назначим его ханом над нойгутами, пусть мой сын, как и ты, тоже будет мне опорой. У меня есть любимая родина Сары-Кол, доблестный народ нойгут. У нашего народа нойгут риса больше, чем пшеницы, серебра больше, чем олова, лисиц больше, чем серых зайцев, вообще много имущества. Там полно позолоченных кистей для украшений, невестушки из нойгутов красивые, девушки из нойгутов в красных платьях и со стройным станом прекрасные. С пятками, как у архара, с медными ногами самые быстрые кони у нойгутов, в красных платьях, с тонким станом красивые девушки у нойгутов. У нашего племени нойгут верблюдов больше, чем крупного скота, великанов больше, чем простых людей, высоких скал больше, чем камней. Когда я умру, то у племени нойгут будет множество врагов, окружающих его. Было однажды, когда  меня схватили китаи, посадили за решетку, тогда многочисленное нойгутское племя осиротело, земля обезлюдела, а народ остался без правителя. У меня есть мечта собрать свое племя и сделать из него народ, обустроить свою землю и сделать из нее родину, сплотить своих людей и служить такому богатырю, как ты, стать твоими крыльями.

 

 

© Copyright 2004-2017. Кыргызский эпос "Манас". Все права защищены.