Яндекс.Метрика

***

Эсен-хан не показывал виду, то ли он сердится, то ли нет, а только, раздумывая и что-то бормоча, ходил взад и вперед.

– Этот Манас наделал столько дел, – вопросительно посмотрел он на четверых после долгого размышления.

Слово подхватил Нескара:

– Эсен-хан, послушайте нас. Если мы даже снова вернемся, мы не сможем одолеть его. Не то, что подойти к нему, ему и в глаза нельзя показываться. Его злоба мстительна, аж душа уходит в пятки. Этого грозного Манаса можно одолеть лишь умом. Если вы считаете, что мы струсили, то вы можете прямо сейчас отрубить нам головы. Кровожадный богатырь Манас без устали будет искать свои земли, все равно найдет свой народ. Он всегда будет искать дорогу в Китай, он не из тех, кто перестанет готовиться к нападению, не из тех, кто перестанет воевать с нами. Однажды он все равно нападет на Пекин. Как пить дать, он через пять-шесть лет появится здесь, в Пекине.

– Разве? – глаза Эсен-хана вылезли из орбит, усы задергались, и он бросил взгляд на своих богатырей, готовый растерзать их.

– Да, именно так, мой правитель, – все четверо заголосили одновременно.

Эсен-хан, будто забыл про этих четверых, долго стоял на одном месте, молча покачиваясь, затем резко повернулся к ним и сказал:

– Эй, вы, богатыри! Вы, оказывается, сильно напуганы Манасом. Я думал, вы одумаетесь, но нет. Тогда слушайте! Давайте соберем всех, кто носит доспехи, выберем лучших, кто увешан шариками. Наберем всех ханов, одетых в боевые нарукавники, возьмем даже подростков, умеющих размахивать мечом. Разнесем эту весть по всем сорока китайским племенам. Говорят, есть сильный ясновидец, так вызовем большого колдуна из Зуу-Кудука. И старших, и главных, и всех живых, вплоть до подростков пропустим вереницей, чтобы знатоки оценили их. Самых ловких из копейщиков, самых лучших из храбрецов, найдем сильных воинов, которые, напившись черной крови, готовы сражаться до конца; поставим стражников вокруг и будем кормить их. У меня богатства повсюду, у Карыкана на большом платане, что растет в саду для прогулок, есть красная лиса в сорок саженей, которая рыскает по всей земле и мастерица разузнать все. На отрогах расставим охрану и будем спать спокойно. Из горных баранов расставим охрану, сохраним наши души. Манас – не простой воин, надо подумать и об этом, его не так-то просто найти.

Говорят, в этом году повзрослел самый младший сын Алооке Конурбай. Оказывается, он колотит всех сильных из китаев с красными кисточками, он уже успел надоесть всему большому Пекину своим озорством, каждого встречного, говорят, убивает. Прославим мы его, назначим ханом части Пекина, пригласим богатыря славного Конурбая сюда и направим его на несчастного бурута. В бою выносливый он богатырь, хану Манасу из Пекина равный герой он. Я слышал от разных людей, что из копейщиков самый ловкий он, знаток вражеских козней он, когда он злой, говорят, он так и косит противников, взял он, говорят, себе в воины шестьдесят китаев, бесчисленное множество калмаков во главе с Карагулом, сыном Катала. Он тоже, будь он неладен, говорят, лучший из дозорных.

 

 

© Copyright 2004-2017. Кыргызский эпос "Манас". Все права защищены.