Яндекс.Метрика

***

Отважный Манас, лишившийся своего верного коня Торучаара и оттого опустивший голову, вдруг вспомнил про старого хана Кошоя. "Кыргызский хан Кошой был святым человеком. Он обещал выступить против китаев и маньчжуров, обещал освободить нас от них. Вот бы сейчас его помощь была кстати", – только подумал он, как перед ним оказался старый Кошой, держа на поводу коня – почти пятилетнего возраста – Айбанбоза.

После того, как они, обнявшись, поздоровались, хан Кошой сказал следующие слова:

– Дорогой ты мой богатырь Манас! Я заказал этого коня Айбанбоза для того, чтобы ты ездил на нем. Велел обойти все земли, начиная с того края бескрайнего Хотана до этого края Керме-Тоо, загрузил я верблюд золотом и, наконец, нашел его в пустыне Медияна. Притороченный к коню бязевый халат тоже привез тебе, чтобы ты мог одеть его в бою. Возьми и надень халат, садись на коня Айбанбоза.

– Дорогой дядя, огромное тебе спасибо!

Когда спереди и сзади его окружали враги, Манас не смог нарадоваться подарку, надел халат, прыжком вскочил на седло с передней лукой из чистого золота и с задней лукой из чистого серебра. Манас сел на Айбанбоза, ранее принадлежавшего Беккоджо, никогда не проигрывавшего на состязании, с высокой спиной, с низкими крестцами, не страшащегося битвы, и помчался навстречу несметному количеству кара-китаев.

С боевым кличем "Манас!" с взгорья и ровной местности, с высокого берега и со всех сторон раздались крики, разносившиеся эхом на поле брани. С тем же кличем выскочили Айдаркан со своими казахами, хивинский хан Буудайык.

Не страшась многочисленного войска, подобно муравьям, наводнившим местность, со стороны предгорья погнал противников великодушный Манас, с северной стороны напал Кутубий, по бокам их зажал хан Кошой.

Не устояв против кыргызов, китаи бежали прочь, бросая по пути все богатства и спасая собственные шкуры. На местности, покрытой буграми и ямами, копья остались торчать; сильные воины китаев в доспехах, лучшие калмацкие воины, нацепившие на себя шарики, лежали мертвыми на поле; множество всадников погибло от ударов копья; волоча по земле поводья, по полю бродили скакуны. То там, то здесь спешно бегут многие, но еще больше удирают вдали – по горам по долам.

Лишившись убитого пулей Торучаара, но, воссев на Айбанбоза, султан Манас двигался по ту сторону необъятного Алтая, туда, где встречаются девять гор, девяносто рек, множество дорог, туда, куда еле добираются лучшие из воинов, и где погибают не сведущие ни в чем глупцы. Попавшего под прицел человека растерзывали голодные львы и волки, рыскающие тигры и саблезубые кабаны. Китаи называли эти места "Барса кельбес" ("Пойдешь – не вернешься"). На горячих тропах Куш-Учпаса Манас догонял врага у брода, топил на переправе и остальных добивал после перехода. По узкому проходу оставшиеся в живых китаи в спешке спасались, едва успевая переправиться на другой берег.        

На теснине с воплем, дробившим камни, с истошным криком, раскалывавшим голову,  Манаса еле догнал дядя Кошой. Все лучшие из воинов, кто был рядом с Кошоем, кое-как удерживали Айбанбоза за поводья, с трудом останавливали взбешенного Манаса.

 

 

© Copyright 2004-2017. Кыргызский эпос "Манас". Все права защищены.