Яндекс.Метрика

ПЕРЕСЕЛЕНИЕ МАНАСА В ТАЛАС

Среди множества нойгутов я слыву Акбалтой, у меня бесчисленное количество скота. Да пропади он, этот скот, сын мой Манас, светоч ты мой, тяжело без народа, я тоскую по нему.

Истосковавшийся бедный Акбалта не смог договорить до конца, голос его вздрогнул, все тело затряслось.       

Стоявший рядом Джакып ухватил его за руки.

– Да что вы, что вы, вы что, совсем дитя, что ли?

– Дядя Акбалта, крепитесь.

– Дядя Акбалта, да будет по-вашему.

– Спасибо, сынок мой милый, да благословит тебя бог.

Акбалта на радостях благословил Манаса.

Видя, что его лучший друг уходит от них, и, тем не менее, не выдавая себя, Джакып едва сдерживал себя.

– Э-эй, Акбалта, мой друг, хваткая птица летит к своим, уходит в свои родные просторы. Ловчая птица летит к своим, ты был раньше чужеродцем, теперь собираешься на свою родину. Когда прибудешь в свое селение, Акбалта, расскажи людям обо всем, не забывай про своего отважного Манаса. Будь опорой, когда он будет взбираться наверх, будь поддержкой, когда он будет спускаться вниз. Если он пойдет в Китай, будь ему советчиком, если направится в Пекин, Акбалта, будь ему помощником. Сколько лет мы вместе были лишены своей родины, друг мой Акбалта, будь здоров всегда.

Акбалта и Джакып обнялись крепко, плакали, дрожа всем телом, осыпали друг друга поцелуями.

Так, молясь богу, смирившись с тем, что все люди смертны, поклявшись на священной книге, и пожевав белую муку в знак нерушимости клятвы, ханы трех народов разъехались в разные стороны: Акбалта вместе с Кутубием направились со своим племенем в Сары-Кол, хан Кошой со своим войском поехал в Ат-Баши, а Манас с сорока семьями отправился в Талас.

Они ехали и днем, и ночью и, наконец, приехали в Талас. Увидев благодатные земли Кен-Кол и обширный Талас, обильно поросшие тамариском, где выросли их предки, Манас и остальные люди, прибывшие вместе с ним, забыв про несчастья и беды, на радостях бросились на зеленый ковер земли, бегали-прыгали и катались на траве, стараясь насладиться этой красотой.

Увидев леса, деревья и все живое в них, купыри толщиной с запястье, важенок величиной со светло-рыжую, с отметиной корову, онагров, резвящихся, как упитанный жеребенок, птиц, похожих на алтайских индеек, хворост размером с платан, а платан размером с башню, прозрачные воды родника, вытекавшего рукавом от основного русла, Манас насладился и восхитился красотой этой райской земли.

Осмотревшись вокруг и увидев цепи гор, окружавших эту прекрасную землю, подобно крепости, не видевший доселе таких прекрасных мест, Манас понял, что дядя Кошой был прав, что направил их сюда.

Взглянул он в эту сторону и увидел впадину Кан-Джайлак, посмотрел в другую сторону и увидел предгорье Уч-Кошой, бросил взгляд напротив и увидел Кара-Бууру и Чаткал. Видать, судьба моего народа так горька, что, лишившись всей этой красоты, скитается по свету, подумал Манас. Когда теперь вернулись к своему родному народу, на землю своих предков, сможет ли мои люди наполниться радостью и удовлетворить ненасытное свое желание?

 

 

© Copyright 2004-2017. Кыргызский эпос "Манас". Все права защищены.