Яндекс.Метрика

АЛМАНБЕТ ПРИХОДИТ К КОКЧО

Не зная, как поведать о том, что Алманбета изгнали, испуганная Буудайбек вызвала судей Асмонко и Козубай, не решавшихся войти к правителю, и послала их к нему. Приветствовав Кокчо и еще не присевши, Асмонко так начал свою речь:

– Когда вы не трезвы, вы не знаете, что творите, а ваших рабов покорных не слушаете. Алманбет столько наговорил вам, он был не пьян, не одержим болезнью, но его вчерашние слова очень опасны для вас. Он собрался жениться на вашей жене Акеркеч, он захотел отобрать вашего коня Когала, он слишком возгордился и захотел отрезать ваши уши, он не стал нас слушаться и бросался на вас пьяного, чтобы убить. Но ведь все видит ваш народ, как позволит вас убить, тогда казахам грош цена. Мы вступились за вас, отбили вас у калмака. Мы изгнали его из селения, чтобы не смел он больше сюда вернуться.   

Речь Асмонко перебил Козубай:

– Уважаемый Асмонко, нечего кривить душой, говорите все, как есть. Богатырь Кокчо, вы, наверное, по пьянке не поняли, Асмонко говорит совершеннейшую чушь. Как же богатырь Алманбет может отобрать вашу жену, разве он сошел с ума? Как он может позариться на чужую жену? Хотя Алманбета здесь нет, но скажу я честно, он не делал всего этого. Когда вы сказали, чтобы он взял любого коня, оделся в любую одежку и убирался прочь, Алманбет залился слезами, не смог уйти от вас, он не смог покинуть вас, он лишь слегка похлопал по шее коня, все время озирался назад и с трудом отъехал из села, бедняжка. Даже когда он уходил, его не оставили в покое, а бросали в него мечами и кинжалами.    

После слов Козубая Кокчо стал вспоминать все, кое-что припомнил и залился слезами:

– Сломал я свой посох, поломал я себе ноги, зазубрились копыта моего коня, притупились лезвия моего меча. Наделал тут делов, бросил концы в воду, и стоит теперь Асмонко, как ни в чем не повинный человек.

Обманутый Кокчо, чуть не убив Асмонко, лишь побил его, а сам послал скорее гонцов, чтобы собрать у себя Алымсейита, Тынымсейита и Шууту. Те явились тотчас.

–  Вы что, видели, чтобы таких людей, как Алманбет, много являлось ко мне? Я давно знал, что вы когда-нибудь такое сотворите. Когда я только развернулся, когда я стал известен всему миру, вы сломали мне хребет, собаки! Правильно говорят: "Кто жалеет коня, тот останется один", вот и остался я один-одинешенек. Да пропади он пропадом, отведите ему коня Когала, которого он просил, да поскорее. И найдите мне Алманбета. Знаменитого скакуна Когала подарите Алманбету.

Узнав, что Кокчо поднял всех на ноги и потребовал найти Алманбета, со всех селений собрались шестьдесят гонцов и пришли к нему. Они не слушали угроз судей, встречавшихся им на пути. Все время думая об Алманбете, Кокчо даже не посмотрел на Буудайбек, протягивавшую ему водку. Он презрительно отнесся ко всем судьям, устроившим этот заговор, выбрал себе лучшего скакуна и помчался на поиски друга. Коня же Когала, которого он больше всех ценил, взял с собой.

По дороге, ведущей в Сары-Арка, они ехали долго, но не смогли увидеть богатыря. Когда они очень устали, когда им невмоготу было дальше ехать, сопровождавший Козубай сказал:

 

 

© Copyright 2004-2017. Кыргызский эпос "Манас". Все права защищены.