Яндекс.Метрика

АЛМАНБЕТ ПРИХОДИТ К КОКЧО

Селимбая поддержал Бообек:

– Правильно говорит Селимбай. Как только он станет противником Кокчо, он не сможет жить среди нашего народа, значит, он уже не сможет больше и судить среди казахов. Пусть убирается отсюда: если мы его не прогоним от нас, то не сможем, как раньше, жить припеваючи. Одним мужчинам Кокчо не поверит, надо найти хотя бы одну женщину, которая бы свидетельствовала за нас. Я думаю, лучше ее соперницы Буудайбек не найдется свидетельницы. Давайте мы ее натравим на старшую жену Кокчо, скажем, хотя она и младшая, но лучшая жена Кокчо. Думаю, она не откажется.

Шестьдесят избранных казахских мудрецов согласовали свои действия и разошлись по домам.

Куда бы ни выезжал Кокчо, посмотреть на скот или подышать свежим воздухом в горы, или же на охоту, советники твердили ему одно:

– Богатырь Кокчо, когда едешь куда-нибудь, будь осторожен. Этот бродяга Алманбет, зарезавший родного отца, уничтоживший свою армию, разве пожалеет чужого? Мы боимся за твою жизнь. Этого головореза стоит опасаться, он намерен жениться на Акеркеч. Мы опасаемся, как бы жена не стала врагом своему мужу и не лишила бы нас родного правителя.

Так каждый день морочили ему голову всякими слухами и сплетнями его же соратники.

Поверив словам недоброжелателей, Кокчо переполнился ревностью и начал следить за Акеркеч, но ничего подозрительного не обнаружил. От злости он даже набросился на жену и стал расспрашивать ее. Тут Акеркеч не выдержала и запричитала:

– Богатырь ты мой, кто он, думаешь – Алманбет, людей не знаешь? Ревнивый муж хуже врага, не дай бог, поверишь злым языкам. Поверишь и расстанешься с лучшим и преданным своим другом. Останешься один и будешь горько жалеть об этом. Поверишь ты людям, потеряешь ты принца, своего верного товарища и будешь винить себя потом. Алманбет же, будто он живет при теще, даже не взглянет на меня. Что же мне делать, хан мой Кокчо, как не вожражать против твоих упреков. Видать, враги твои сошлись и пытаются осквернить вашу дружбу. Но ведь этот Алманбет, словно женат он на красавице, даже не посмотрит в мою сторону. Видать, они хотят убрать этого сироту из Пекина моими руками. Наверное, твои родичи сами не отважились напасть на отважного Алманбета, вот и стараются уничтожить его своим коварством. Да ведь этот юноша из Китая совсем еще ребенок. И если я, жена Кокчо, позарюсь на этого мышонка, то меня ведь покарает божья немилость. Поверь мне, Кокчо, чем трогать его, лучше убей меня. Что там твоему народу, если умрет одна женщина? Умрет одна женщина, что от этого твоим родичам? Если же Алманбет будет рядом с тобой, цвести будет твое хозяйство, ты будешь править миром. А лишишься его, будешь горько сожалеть об этом. Искушают тебя злые силы, поддашься ты соблазнам, поспешишь в своих деяниях. Злые языки тебя торопят, ты готов свершить злодеяние. Опомнись, ты сейчас хан казахов, а твои враги ненавидят честного и справедливого Алманбета. Эх, послушаешься ты их, убьешь Алманбета и похоронишь его в черной земле. Боюсь, не поверишь ты мне и приревнуешь. Если не будет Алманбета, то и свет твой погаснет. Богатырь ты мой, на земле всегда были завистливые ревнители, гонимые сироты, всегда властвовали над миром горе и несчастья. Да что там говорить, будь осторожен, мой хан, и береги себя.     

 

 

© Copyright 2004-2017. Кыргызский эпос "Манас". Все права защищены.