Яндекс.Метрика

АЛМАНБЕТ ПРИХОДИТ К КОКЧО

Украдет ли кто среди казахов, подерется, изменит ли кто-нибудь из семьи – все споры решал Алманбет справедливо, честно. Вот и пошли все люди, у которых были раздоры и тяжбы, к нему, чтобы решил он все правильно и благородно, так и прославился он среди казахов своей честностью, щедростью и прямотой, росла его слава героя и справедливого судьи. 

"Лишились мы прежней добычи, отнял у нас всё проклятый калмак, отобрал у нас он счастье и удачу, нет у нас прежней выгоды, и во всем этом виноват негодный китай, ели прежде мы вдоволь, жили в достатке, и славой не были обделены, а теперь все лавры почивает он, этот беженец от собственного народа", – возмущались благородные и всемогущие прежде судьи, завидовали они и презирали честного судью.

И вот собрались однажды все бывшие судьи всех шестидесяти племен, недовольные Алманбетом: из алчынов Бообек, из абаков Шаабек, из байджигитов Багыш, из аргынов Алым во главе с представителем тынымсейитов. Собрались и держали они совет. Первым выступил Алымсейит:

– Уважаемые, Алманбет становится знаменитым в народе. Если народ станет его почитать, то что станется с нами? Этот беглый китай станет судить-рядить казахов, как вы думаете? У кого какое мнение?

Собравшиеся надолго призадумались. Вдруг выступил отважный воин Абай, который заявил прямо:

– Чего вы молчите, ничего не можете сказать об этом выскочке китае? Да возьмите в руки кинжал, отзовите Алманбета в сторонку под предлогом, что есть, о чем поговорить, и вонзите кинжал ему в грудь. Кто станет за него заступаться, все забудется, вот и все. Возьмите кинжал с зеленой рукоятью, выследите, когда он останется один и убейте его. У него нет здесь родни, чтобы требовать с нас выкуп. Зарежьте его, как собаку, да пустите кишки по ветру, кто его защитит?  

Часть людей, разъяренная, поддержала Абая.

Тогда Селимбай неспешно сказал такие слова:

– Эй, богатырь Абай, ты выпил много кумыса, вот и горячишься. Если уж ты силен, то не больше китайского хана Азиза. Азиз был мужественным героем, поскольку за ним стоял огромный китайский народ. Пробовали не раз богатыри сразиться с Алманбетом, но где сейчас они? Под черною землею. Неужели же ты думаешь, что у такого народа во главе с Конурбаем не хватило ума убить его просто так? Такого человека одним ножом не возьмешь. Не каждый сможет, как он, судить по справедливости и ходить в одиночку. Только глупец может напасть на него и получить удар в ответ. Гордец, бросающийся на него с ножом, не уйдет от него живьем. Лучше ищите другой выход, богатыри.

Затем Селимбай продолжил:

– Здесь сидите, белобородые и чернобородые старцы. Сейчас эти сыновья Айдархана уже не могут обойтись без Алманбета, они стали братьями и живут в большой дружбе меж собой. Что бы ни говорил Кокчо, он будет прав, так что кто пойдет против Алманбета, тот станет и врагом Кокчо. Но у меня есть другое предложение. Богатырь Кокчо щедрый человек: если даже потеряет все свое богатство, он не станет горевать. Во всех отношениях он царская особа, но в отношении жены он хуже обычного мужлана. Хотя он глазом не моргнет, когда лишится всего злата и серебра, зато если узнает про любовные отношения между Алманбетом и Акеркеч, он обязательно начнет ревновать. Если нам и удастся их рассорить, то только таким способом. Так мы избавимся от Алманбета. 

 

 

© Copyright 2004-2017. Кыргызский эпос "Манас". Все права защищены.