Яндекс.Метрика

ХАН КОШОЙ

– Дорогой Манас, я свидетель тому, – подхватил его слова старец Кудайназар. – Весь древний народ был рассеян. Кто сопротивлялся, тот был убит, кто остался в живых, тот бежал, а кто не смог, тот оказался в плену у кара-калмаков и маньчжуров. Вот тогда бедный наш народ без тебя натерпелся бед. Мы с надеждой ждали месяцы и годы, ждали тебя, сын наш Манас, ждали, когда ты поднимешь наше знамя, ждали, когда ты нас освободишь, и сколько мы слез проплакали. И вот тогда твой дядя Кошой собрал снова вместе рассеянных и забитых своих сородичей, словно из птенцов выпестовал он ловчих птиц, из разноплеменного люда собрал он единый народ.

– Ну и славно, дядя Кудайназар. Да продолжатся наши благодеяния, и господь продлит наши дни, – обрадовано воскликнул Манас, восхищаясь деяниями хана Кошоя.

И дядя Кошой дальше продолжил речь:

– Таким образом, сын мой Манас, объединенный народ расселился по берегам семи рек, понемногу стал увеличиваться, понемногу стал богатеть. Отобрав среди них тех, кто мог бы защищать свой народ, родную землю, стал я обучать их воинскому искусству. Все время я расспрашивал о тебе у торговцев, ездивших в чужедальние страны, разузнавал у ясновидящих мудрецов. Узнав о твоих победах, когда китаи пытались захватить кыргызов, услышав, как ты розгромил их в пух и прах, обрадовался я здесь, воспрял духом и стал мечтать, когда, наконец, я стану твоей опорой и поддержкой. Если бы ты даже не приехал, я бы поехал на Алтай, я бы устроил погром среди кара китаев и манчжуров, я бы возвернул на Ала-Тоо кыргызов из сорока домов. И для этого я даже собирал совет, собрал вокруг себя мудрецов, умудренных жизненным опытом, собрал силачей с бычьей шеей, готовых сокрушить весь мир, собрал храбрых воинов, не страшащихся пули, наведенной на него, собрал героев, без страха бросающихся в толпу даже из девяносто человек, собрал терпеливых, гордо выносящих все тяготы жизни, собрал фехтовальщиков и копейщиков, собрал мастеров боевого искусства, собрал отважных, смотрящих смерти в лицо.

Манас обрадовался речи дяди Кошоя и тоже начал речь:

– Почтенный дядя Кошой! Услышав о вас у отца Акбалта, поспешил я к вам прямо с Алтая. Еще вчера многочисленные китаи захватили наши земли, еще вчера они на Алтае унижали малочисленных кыргызов, и тогда я схватился с ними, одних убил, других сокрушил до конца, третьих погнал прочь с наших мест. Но, увидев, что китаев несметное количество, что кыргызов совсем ничтожное количество, что некому заступиться за меня, отчаялся я. И вот с утра услышав ваши слова, бесконечно обрадовался я и теперь не знаю, как скрыть эту радость. Я вас почитаю, как пророка, дядя Кошой. Будьте, пожалуйста, моей надеждой впереди и моей опорой позади. Вы мудрый вождь и будьте, пожалуйста, покровителем во всей моей жизни.

– Дорогой Манас, тогда не будем напрасно тратить время. Не приведи господь, чтобы пока ты здесь, кара китаи и маньчжуры, пострадавшие от тебя и лишившиеся бесчисленных своих воинов, многих отважных богатырей и неодолимых силачей, вновь собрали войско и напали на нас.

 

 

© Copyright 2004-2017. Кыргызский эпос "Манас". Все права защищены.