Яндекс.Метрика

БОРЬБА С МАДЫ-ХАНОМ

Был у хана Манаса верблюд,
Низкорослый Джельмаян*.
С уздечкой золотою верблюд,
Славящийся быстротою верблюд.
Рысью помчит — будет ветра быстрей,
Шагом пойдет — всех обгонит зверей!
Жизни собственной не  щадя,
От киргизского вождя
Не отступал ни на шаг Джельмаян;
Выл для киргизов источником сил,
Куль-азык* он толченый возил,
Жаренный самой Каныкей!
Поочередно слезая с коней,
Вкусной насытившись едой,
Снова садились на коней,
Снова батыры вступали в бой...

Увидал этот бой Калча,
Увалень толстоногий Калча,
Грузный, широкосапогий Калча.
Крикнул Конур* своим войскам,
Голос его гудит, как гром:
"Если настала смерть — умрем.

Нечего смерти бояться нам!
Разве для виду сошлись вы сюда,
Только числом врага пугать?"

Двинул Конур несметную рать.
Лучших выбрал героев он!
Их по бокам построив, он
Копьеносцев поставил вперед,
Разом в бой направил народ.
Этот напористый народ
Численностью песок превзойдет:
Если бы даже побил ты всех,
Думая: "Вот изрубил я всех", —
Глядь, надвигаются, как туман,
Новые Тюмени в поход!
Оказывается, неискореним,
Неистребим китайский народ!
Потерпит пораженье он —
Опять придет в движенье он,
Опять начнет сраженье он,
Оказывается, для дружин,
Жаждущих захватить Бейджин,
Истинное горе — Китай!

Оказывается, когда Конур
Двинул свои дружины в бой,
Были между ними: Джолой,
Лама великий, железный герой
Муз-кендик, Берюкез удалой
И множество силачей других.

На Сарале сидящий Алма,
Шаровары носящий Алма,
Копье без кисти держащий Алма,
Мечом обнаженным грозящий Алма,
 — Выступил Алмамбет против них.

На Кок-теке* сидящий Чубак,
Синий халат носящий Чубак,
Непобедимый в сече Чубак,

Рослый, широкоплечий Чубак,  —
Выступил сын Акбалты против них.

На Кок-тулпаре сидящий Бакай,
Шапку из рыси носящий Бакай,
С бородою белой Бакай,
Подобный рати целой — Бакай,
Благочестивый, хитрющий Бакай,
От врага не бегущий Бакай, —
На пороге смерти своей
Против китайских силачей
Выступил абаке Бакай.

Лучший из воинов бадыши.
Не щадящий своей души,
Выступил Сыргак молодой.

Также был героем Калча.
Наблюдая за боем, Калча
На возвышении стоял.
Гнев великий его обуял:
"Вот бурутский раб Сыргак.
Не одолеешь его никак!
Оказывается, жив до сих пор:
То, что жив он, для нас — позор!
Думал я: "Среди мертвых Сыргак,
Оказывается,  бессмертен он!
Если б не был бурутом Сыргак,
Был бы примером для всех племен,
Им бы гордился род людской!
 Много нанес он Китаю зла,
Гибельны Сыргака дела!
Я точил на него свой глаз,
Погубить его думал не раз,
Случая не находил никак.
Но теперь погибнет Сыргак!
Не уйти от меня врагу:
Притворившись, будто бегу,
Пустится вдогонку Сыргак,
Приготовлю ему заподню
В западню его заманю !
Равен ум ребенку Сыргак

 

 

© Copyright 2004-2017. Кыргызский эпос "Манас". Все права защищены.