Яндекс.Метрика

ПОРАЖЕНИЕ КОНУРБАЯ

Крикнул Арстан. На Манасов зов
Сотни тысяч храбрецов
На конях своих кинулись вдруг,
На китайцев ринулись вдруг!

И неверные — наутек,            
Повернули крупы коней.
Двинулся киргизов поток!
Разве китайцы против них
Устоят? Разве лица их —
Срама не знающие ступни?
Разве толстокожи они?

Стремительно батыры летят,
В смятении кафиры спешат,
Скачут к городским воротам.
Пики возвышаются там
С наконечниками — в кулач!
Целые тьмы пустились вскачь!

В бой вмешался гиена Чубак.
Славен в деле военном Чубак,
Твердая у него рука!
Льется кровь перед ним, как река,
Сглаживая лицо земли;

Врассыпную бежали  враги,
Путь  к Бейджину держали враги,
Биться не решались тогда!
День и ночь смешались тогда:
Правда, прозрачен  был небосвод,
Но земля уже не видна,
Мраком густым покрылась она,
Тьмы китайцев по ней текли,
Закрывая лицо земли!
Разум тогда потерял Калча,
Разом не повернул свой народ,
Обратившийся в бегство народ!
Мужества не показал Конурбай,
Выхода не знал Конурбай...

"Если бегущих не ворочу.
На Манаса не наскочу,
Если бурутам обиду спущу,
Если Манасу не  отомщу —
Ляжет на меня позор!" —

Так подумав,  острый взор
В гущу боя вперил Калча:
 Улюлюкая и крича,
Все двенадцать ханов стремглав
 Мчатся, толпы неверных загнав
 К желтой реке Курпюльдек —
Глубочайшей  из  желтых рек.
Тьмы правоверных батыров там
Окружили  кафиров лихих...
Отделившись от своих,
Выступил великан Конур,
Выдающийся хан Конур.

Только завидел  его Маиас —
В яростный пришел он гнев, —
Твой наводящий ужас Лев!
Ветер летит изо рта у него,
Пламя летит из очей у него!

"Стоит ли мне китайцев рубить,
Множество калдаев губить?
Эту мелочь к чему теснить?
С этим ватнокушачным Калчой,
С важным, остроколпачным  Калчой
Разве не лучше мне в бой вступить?
 К чванному псу подъеду я.
Здесь одержу победу я!"

Так подумав, Маиас-ойон,
Для которого пули — пыль,
Мелочь, не стоящая того,
Чтоб о ней заботился он,
На Конурбая направил свою
Пику, прославленную в бою.
Громом Арстановым оглушен,
Пылом Арстановым  обожжен,
Видом Арстановым  поражен,
Не выдержал Конурбай, струхнул,
Вдоль реки за скалу свернул,
Юркнул, как лиса, в тростники!

Снова пустился в бой ойон,
День ли, ночь — не считался он.
Гнал хаканчинцев* твой исполин,
Загонял неверных в Бейджин.

Всполошился великий Бейджин,
Кары-хан собрал свой народ,
Поскорей отправил в поход!
Страхом смертельным обуян,
Множество китайских войск
Конурбаю  послал Кары-хан.
Предводителем этих войск
Мады-хана сделал он,
Одноглазого силача.
Место ему уступил Калча,
Поскакал на бугае Мады
Выручать своих из беды.

 

 

© Copyright 2004-2017. Кыргызский эпос "Манас". Все права защищены.