Яндекс.Метрика

Свидание Манаса с Каныкей

По совету Алмамбета, Манас перед выступлением в поход заезжает к своей жене Каныкей. Предложив Манасу и его дружинникам прощальное угощение, Каныкей преподносит им подарки, заранее приготовленные ею на случай похода. Здесь все необходимое снаряжение — и одежда, и доспехи, и оружие.

Алмамбет Манаса нагнал,
Рядом поехал с ним.
"Я доволен, мой Лев, тобой
И доволен был бы судьбой, —
Сказал ему Алмамбет, —
Но одно сокрушает меня:
Кырк-чоро обижают меня.
Киргизами они рождены,
Корят меня тем, что я
У бейджинской рожден стены.
Говорят — из калмаков ты,
С нами не одинаков ты,
За тебя высокой цены
Ни один правоверный не даст,
Цена тебе та же, что и рабу,
Ты не брат нам, презренный раб,
Язычник ты, пустосвят...
Вот как меня честят!
Но не об этом, мой Лев,
Я речь хотел повести:
О достойнейшей Каныкей,
О супруге третьей твоей,
Речь я хотел повести.
Кара-хана мудрая дочь,
Перед походом помочь
Может нам советом она.
Лучшая из гадальщиц она,
Лучшая из вышивальщиц она,
Лучшая из прях и ткачих.
Если раньше заглянем мы к ней,
Будет легче нам в землях чужих.
Заглянем к твоей жене!"

Мудрецом был твой Алмамбет,
Меток был Алмамбетов совет,
Манасу он был по душе.
В тайну грусти он львиной проник,
В душу сын Бейджина проник.
По родне нечестивцем он был,
На войне прозорливцем он был.

Угодил Манасу чоро,
Умел он тайну украсть,
Угадал он, какая страсть
Угнетала Арстанов дух.
Умея не только прясть,
Утешит супруга его...
Отправился к третьей жене,
К своей Каныкей, Манас;
С ним сорок его друзей
Ехали в орду Каныкей.
Прежде чем ко дворцу Каныкей
Приехали сорок друзей,
Сквозь червонные ворота eго
Заглянем украдкой к ней,
К умнице и красавице Каныкей!
"Если он не заедет ко мне,
Будет плохо ему на войне,
Пропадет в чужой стороне", —
Во дворце говорила она.
Сорок замужних подруг,
Чтоб делили с нею досуг,
Вызвала умница Каныкей.
Одна учтивей другой,
Одна красивей другой,
Собрались они в кружок.
Пахли травами их тела.
Глаза их из-под бровей
Сверкали, как зеркала.
"Пойдемте встречать гостей",
— Так сказала подругам своим
Тетка твоя [1] Каныкей.
У ворот дворца своего —
"Султан мой, — сказала она,
— Подпирается палкой хромой
— Пословица древняя говорит.
Знаю я, что слава вас ждет,
Что султан мой войско ведет,

[1] Обычное в эпосе обращение к слушателю.

Что походом султан идет,
Но не знаю я одного:
Куда, зачем, на кого..."
Нахмурил брови Каблан*,
Гневом был обуян,
Как джолбарс*, хвостом завертел,
Ответить ей не хотел.
И опять Алмамбет помог:
"Тетка моя, — он сказал, —
Гора Каспанская есть,
Ворота бейджинские есть,
Кочевье Табылгинское есть,
Кони там исполинские есть,
Шестьдесят там джайсанов* есть,
Младший брат тем джайсанам я
И рожден Азиз-ханом я.
Мы на сына Калдая* идем,
На поганого Конурбая идем
И с тобой проститься хотим,
Твоим советом теперь
Мы заручиться хотим".
Рта он еще не закрыл,
А уже почтенный Кыргын
Спешился, похлопав коня,
И другие чоро вослед
Спешились, мечами звеня.
Сорок подневольных девиц,
Скрытниц и баловниц,
Спеша батырам помочь,
Слетелись быстрее птиц.
Каждая иноходца ведя,
К медным кольям ведя,
Смеясь и проказя, пошла,
К золотой коновязи пошла,
Прикрутили они коней.
Слез Канкор с Ак-кулы*,
Слез он важно с седла.
Сладостная Каныкей
Тонконогую лошадь ту
Собственноручно взяла,

 

 

© Copyright 2004-2017. Кыргызский эпос "Манас". Все права защищены.