Яндекс.Метрика

Свидание Манаса с Каныкей

Высыпали на сорок блюд
Сорок блестящих груд
Алмазного порошка
И втерли в ткань порошок,
Чтоб скрипел в ней каждый стежок.
Чтоб была она впору тяжка.
Прежде чем стежок протянуть
По шести чопкутным слоям,
Шестьдесят приходилось раз
Шепнуть "айатиль"* швеям,
Из Корана кусок помянуть.
Прежде чем иголку вогнать,
По пятнадцати раз подряд
Приходилось гнуть и ломать
Иголочный тот булат.
На подкладку пошел кадек*.
На отделку — шелк и атлас,
Медью проштопаны рукава,
Чернью заклепаны рукава,
Ни единого не заметить шва,
И молитвенные слова
Вырезаны на них.
Что чопкутные вороты тяжелит? —
Червонное золото тяжелит.
Скрыть в каждом чопкуте том
Шестьдесят зарядов сухих,
Шашек пороховых,
Шелком отделав их,
Швеям повелела я.
Если поганый копьем
Заденет такой чопкут,
Заряды, скрытые в нем,
На куски его разорвут.
А тот, кто в чопкут одет,
Будет жить еще много лет,
Взрывы его не проймут,
В сторону лишь оттолкнут.
Чтоб не вздумали обижаться чоро,
Чтоб не вздумали драться чоро,
Чтоб не стали чопкуты вдруг

Друг у друга из рук вырывать
И себя на воздух взрывать,
Что под каждым воротом там? —
Грамота приколота там;
С именем хозяина своего
Тамга* припаяна для него.

Сорок чалбарных* пар
Приготовила я на всех.
Не прокусит даже комар
Кожу таких чалбар.
Китайцы — хитрый народ,
В дебрях их древней страны
Ноги должны быть всегда
Надежно защищены.
Не пробраться к вам за штаны
Ни стрелам, ни мошкаре,
Ни холоду, ни жаре.
Купцы, проходившие тут,
Караваны проводившие тут,
Клялись, что в дальних горах,
Крутых Дандунских горах,
Косматые козероги живут,
Бородатые недотроги живут.
Шкуры толще, чем палец, у них.
Шатается скиталец такой,
Шмыгая между скал глухих.
Шить чалбары из шкур таких —
Почетный труд для портних.
Шестьдесят отборных стрелков
И Манасов брат Абыке
Принесли мне с горных снегов
Туши этих бурых теке*;
Толстошкурых этих теке.
Я велела их ободрать,
Шкуры в белый сундук убрать,
Чтоб под жарким солнцем они
Не начали выгорать.
Крепким должен быть наш покрой:
Козлиной коже сырой

Полгода пришлось лежать,
Преть под яблочной кожурой.
Полгода ее мне пришлось
В чане дубильном держать,
Запахом могильным дышать.
Выбран мной был скорняк Шагыл,
Выкуплен в Андижане был,
Опытом своим нам помог
Этот выкупленный скорняк,
Каждый выдубленный кусок
Под его надзором размяк.
Драгоценных сорок чалбар
Девяноста закройщицам я
Доверила из кожи кроить.
Дала я наказ Аруке,
Дочери волшебницы, Аруке,
Девушек построже учить.
Девять месяцев сыромять ту
Давили зубами они,
Края ее смачивали во рту,
Стискивали зубами они;
Кусая ее и жуя,
Каждая старалась швея
Чалбарные выравнять швы,
Чтоб гладки были те швы,
Чтоб в порядке выход рубца
И с подкладки был и с лица.
Наподобие чешуи
Насекомого иль змеи,
Положили к стежку стежок
Портнихи эти мои.
Цельной пары чалбар цветных
Не хватило каждой из них:
Взяли по половине они,
Расшивать по штанине пришлось,
Каждой рабыне пришлось.
Булатные опилки к тому ж
За подкладкой помещены.
Знатные получились штаны.
Загнется стержень копья,

 

 

© Copyright 2004-2017. Кыргызский эпос "Манас". Все права защищены.