Яндекс.Метрика

***

Аджибай согласился и пошел все улаживать. И вот ночью они вместе с Аджибаем пробрались в покои царевны. Не сомкнувшая ночью веки, но и не ждавшая никого, Каныкей испугалась, увидев Манаса.

– Кто ты, негодник, являющийся в покои царевны посреди ночи? – спросила она.

– Я Манас, твой суженный, – был ответ.

– Разве у вас принято являться жениху раньше времени пред невестой? А у нас так не полагается.

– А что такого в том, что нареченный может обнять свою невесту, разве это не положено? – и богатырь Манас обнял ее.

Санирабига оттолкнула его и сердито произнесла:

– Ты что, неотесанный мужлан, хватаешь меня, как вдову. Я еще не была замужем, чтобы так обращаться со мной. Ты, наверное, привык так обращаться со своими наложницами, но я царская дочь и требую подобающего к себе обращения. А пока… выйдите вон из моих покоев!..

Возбужденный Манас даже не подумал слушать ее и схватил ее за запястье. Оскорбленная грубой выходкой девушка выхватила кинжал, который она прятала под подушкой и проткнула руку Манасу. Рассвирепевший богатырь от злости пнул свою невесту и опрокинул на пол.

"Хотел получить невесту, а был укушен сукой", – со злобой произнес он и вышел вон.

 

 

© Copyright 2004-2017. Кыргызский эпос "Манас". Все права защищены.