Яндекс.Метрика

***

Опоясанный ватным кушаком, одетый в широкие сапоги, с надменным видом Конурбай, самый главный над всеми калмаками, важно натягивал золотые поводья, едучи на Алгаре. Он разделил войско на несколько частей – большую часть с атакующими китаями, и на силачей, бесстрашно колющих своими копьями, и на метких стрелков, бьющих прямо в лоб, и приблизился с этим войском к Алманбету.

– Если суждено мне погибнуть, то я погибну в сражении, – решил Алманбет, тотчас понявший замысел врага, он не стал дожидаться и, весь полон сил, сел на своего скакуна Саралу, хватил его ударом плети и достиг Конурбая прежде пущенной стрелы, затем пронзил копьем его в бок. Конурбай уж было упал с коня, пронзенный меткою стрелой, и гибель вот уж была близка, только кудесник правителя Джоокулук прежде смерти его достиг и успел его подхватить, не дав ему дух испустить. Когда успели спасти Конурбая, китаи набросились на Алманбета, чтобы схватить. Они пускали в него стрелы, как дождь, они пускали в него пули, как град. Но и Алманбет не хотел легко сдаваться: он искусно отбивался, конь его Сарала аршинами мерил расстояние. Богатырь догонял калмаков и отрубал им головы, доставал копьем и пронзал их насквозь, кровь спускал со всех маньчжуров и китаев, и тогда враги бежали наспех, пытаясь спасти свою жизнь.

Когда они достигли местности Ит-Олбос, когда началась настоящая бойня, одновременно шестьсот копий вонзились в Алманбета, все тело его обагрилось кровью, множество бердышей настигли его, голова вся была, что ведро крови, и, кроме Саралы, некому было его защитить. Лишь только сейчас разгоряченный Сарала, опустив вниз голову, будто архар, рванулся и вырвался вперед, тогда навстречу ему поскакали семеро силачей во главе с маньчжурским ханом Нескара и калмацким ханом Джолоем. Алманбет всех семерых нанизал на свое копье. Но от удара одновременно по семерым, копье его изогнулось, тело его опрокинулось, конь из-под него вынырнул, богатырь выскользнул из седла, ноги выскочили из стремян, и он не успел схватить свой бердыш, не успел снова вложить ноги в стремена. В это время, взрывая землю копытами, весь напрягшийся Алгара мчался за ним, а на нем сын Алооке Конурбай, словно птица, летел с устрашающим грохотом. Китаев тьма, а он один, некому придти к нему на подмогу, Алманбет уж распрощался с жизнью, когда эта тьма окружила его со всех сторон.   

Вот тогда одетая во все белое Алтынай, готовая умереть за сына, решилась защитить его. Она не мыслила жизни без своего сына, поэтому она скрутила косы на макушке, села на свою гнедую кобылу, взяла в руки отделанное красным бунчуком копье и стремительно пустилась вперед, наперерез головорезам Алооке. Она мчалась, нацелившись на черного скакуна Конурбая, на боевого коня негодяя, прицелилась в грудь ему, ниже сердца и выше печени. Если убью коня, то убью и его самого, думала она и устремилась бестрашно вперед. Когда приблизилась вплотную, она сильным ударом вонзила в негодяя копье. Даже лучшие воины не посмели бы напасть на Конурбая. Прежде не сражавшаяся в кровавой битве Алтынай, бедняжка – смелая душой, но неопытная в бою, в последний момент зажмурила глаза. Острое копье попало чуть ниже цели, и оно успело лишь оторвать кусок мяса с лучевой кости.

 

 

© Copyright 2004-2017. Кыргызский эпос "Манас". Все права защищены.