Яндекс.Метрика

НАЗНАЧЕНИЕ АЛМАМБЕТА

Старый многомудрый Бакай
В усы улыбнулся чуть-чуть;

Вдумавшись, не запнулся ничуть,
В догадке не обманулся ничуть:
"Выбегайте навстречу им,
Окажите почет вестовым.
Тем посланникам верховым.
Алмамбет, что не знает преград,
Что не станет бить невпопад,
Обладатель косы  золотой,
С поясом, где цепью густой
Кисточки понавешены в ряд,
Очевидно, войско догнал,
Осерчал он, видно, попав
В бестолочь беспутных забав,
Обиделся на Манаса он,
Начал хорохориться он,
Не желает позориться он;
Правя войском, столь озорным,
Показаться боится смешным,
Проститься со Львом пожелал.
Помощью его дорожа,
Лев решил, должно быть, что власть
Я уступлю, не брюзжа,
И отдам Алмамбету хандык
И послал он, видно, ко мне
Аджибая, чей ловок язык,
И Серека на гнев мой обрек,
Принудил скакать горемык —
Примем же с почетом гостей!"

Только он это сказать успел,
Только приказ он отдать успел
Толпившимся у шатра, —
Топот раздался, вихрь налетел,
Спешились гонцы у шатра.
Взяты бережно были у них
Взмыленные их скакуны,
Вход в шатер приоткрыли для них,
Мед и джал* кобылий для них
Были тут же принесены.
Усевшись, оторопели гонцы.

Угощаясь, робели гонцы,
И  когда поели они,
Руки кверху воздели они.

Тут сказал джигитам Бакай:
"Вы испуганный имеете вид,
Разве мой кумыс ядовит?
Разве так я, ваш дед, сердит?
Расскажите, что вас томит.
Робеть не должен джигит".
И сказал ему Аджибай:
"Нас Кокджал направил к тебе,
Он скакать заставил к тебе.
Над всеми господствует он,
Для нас его слово — закон.
Избран ты в зардалы, Бакай,
Ты владыка бывалый, Бакай,
Вся земля присягала тебе,
Но пора настала тебе —
От власти себя облегчить,
Алмамбету хандык вручить.
Вздумал великий Манас
Власти тебя, дед наш, лишить
И велел нам тебя сейчас
По-хорошему об этом просить.
И за то, что я, дерзкий, с тобой
Так осмеливаюсь говорить,
Нас по-зверски вели уморить;
Аджибай, твой почтительный внук,
Не уйдет от мстительных рук..."

Гонец Аджибай умолк.
Голову склонил он свою,
Горестно ее уронил,
Голос ему изменил.
Зычно дед твой захохотал,
Заливаться хохотом стал:
"С той поры, как Бакаем я стал,
Как судьбой ласкаем я стал,
Страха передо мной никто,

Кроме врагов, не питал.
Добрых дел я немало свершил,
Долго в благоденствии жил,
Доверяли не раз мне хандык —
Вырос ли от этого клык,
Бивень у меня хоть один?
Жаден ли ваш Бакай-старина?
Голова его умудрена,
Крошечней просяного зерна
Нет корысти в его душе".

Подал Бакай нукерам* знак,
Появился нукер Джайнак,
Принесен был к деду сундук —
Претяжел он был, превелик.
Приблизились к сундуку тому
Беки, обученные письму,
Копаться они стали в нем —
Грамоты пребывали в нем.
Грамотный молда* Каталбек
Письмо то самое взял,
В котором Бакая навек
Властью Манас наделял.
И сказал Бакай: "Не взыщу,
Искренне Манасу прощу,
Письмо ему возвращу".
Перо он чернильное взял,
Отречение свое подписал,
Печатью его скрепил,
Алмамбету власть уступил,
Аджибаю и Сереку сказал:
"Возвращайтесь через реку,  сказал,
Вот вам два чопкута, сказал,
Важен мир, а не смута, сказал,
Вот и кони в придачу вам,
Не подсуну я клячу вам,
Вот Манасу конь от меня,
Крепкого я выбрал коня,
Конь тот из Казбаира, сказал,
Я исполнен мира", сказал.

 

 

© Copyright 2004-2017. Кыргызский эпос "Манас". Все права защищены.