Яндекс.Метрика

Возвещение похода

Переполошились кырк-чоро*,
И вооружились кырк-чоро.
Заслышав пушечный зов,
Пошли они, сорок волков,
Пошли с сорока концов,
Повели они сорок полков.
Мы их выследим, кырк-чоро,
Перечислим их, кырк-чоро:
Кто был равен по силе им,
Этим истинным кырк-чоро?
Мог чоро* ударом одним
Маралу сломить ребро,
Следопытом был каждый из них,
Знаменитым был каждый из них;
Где во тьме не видать дорог,
Лисий след отыскать он мог;
Если б месяц в тучи ушел,
Он барсучий бы след нашел.
Перечислим же их теперь,
Назовем их по именам:
Кряжистый торо* Бакай,
Кюльдеров сын Чалыбай,
Краснобай, шутник, Аджибай,
Киргизский бек* Кутунай,
Кара-токинец Маджик,
Камбаров отпрыск Чалик,
Саргал, вернее — Сатай,
Сын бия Сабая Атай,
Из рода Уйшун Умют,
Джайсан, его знатный сын,
И черный ходжа* Аргын,
Которого так же чтут;
Бебек, Шабек, Шюкюрю,
Из рода Арбан Алтай,
Из рода Дорбои Тор-Ай,
Прорицатель черный Толок,
В гаданиях знавший прок,
И собрат его Агыбай,
Что по хватке стать вровень мог,
Что гадать по лопатке мог.
Токотой шел из дальних стран,
Издалёка шел Элеман,
Старший в племени Калмакан;
Шел могучий батыр Серек —
Это был скала-человек;
За Сереком Сыргак выступал,
Никакой их кулак не сшибал;
Шли Абыши седло к седлу,
Их отцом был Конгоролу.

Аваз шел с войском своим,
Алакен, чей отец — Алым,
Маджик, льву подобный батыр,
Джайнак-шутинский Кадыр,
Что весь мир мог речью увлечь
И любой возвести поклеп;
Ирчиул со звериных троп,
Бозуул, сокрушитель скул,
И Баймат — плешивый лоб:
Он любого б в охапку сгреб,
Он любого б наземь швырнул;
Шел казах, степняк Джорунчу,
Шли Кыргын, Боголь, Торулчу,
Сын Шынгы, отважный Кербен,
Знаменитый хитрец Дорбон,
Кызыл-Маш, что славой гремел,
Что по-волчьи рыскать умел;
Всех их старше — не забывай
— Всех их опытней был Бакай.
Все они друг за дружкой пришли,
Привлеченные пушкой, пришли.
Лебедь, вытянув шею, летит,
Любого он гуся опередит;
Лелеемый птицей побед,
Летел к реке Ашмара
Лугами земли Алмалу
Лучезарный торо Алмамбет.
Обгоняет лебедь гусей,
Обскакал он своих друзей,
Объявился сороковым,
Обнялся с Бакаем седым.

Клинками сверкая тогда,
Коней понукая тогда,
Камчи* подымая тогда,
Кырк-чоро сомкнулись кольцом,
Вкруг Бакая тесным кольцом.
Кряжистый Бакай-старик
На "салам"* ответил "алик"*,

"Милые азаматы*, сказал,
Нам грозят супостаты, сказал,
Будут львом они смяты, сказал,
Ведь смельчак он завзятый, сказал,
Властной пушки раскаты, сказал,
Возвещают волю его.
Растревожен суровый Манас,
Пир готовит нам новый Манас,
К походу готовый Манас.
Слышал голос лосёвый Манас.
Скулил до рассвета лось,
Соловьиное пенье лилось:
"Седло на тулпара* набрось!"
— Советовал с ветки певец.
Слинял гнедой жеребец,
Это значит — не действуй врозь!
Недаром мечется лось,
Недаром поет соловей:
Нет на свете чутья острей,
Чем у вещих птиц и зверей.
Оттого и тревожатся скакуны,
Острыми ушами прядут —
Орды с вражеской стороны,
Очевидно, на нас идут;
Озеро корчится от волны,
Осыпаются с гор валуны, —
Это происходит всегда,
Если недруга ждет беда,
Если Манас-Канкор*
Хочет вражьи отбить стада,
Ханов раздавить без следа".

 

 

© Copyright 2004-2017. Кыргызский эпос "Манас". Все права защищены.