Яндекс.Метрика

Поминки по хану Кокетею в долине Каркыра

– Отец пред смертью дал завет:
Похоронить в родной земле
Не как правителя-вождя,
А как простого старика,
Как байбиче преклонных лет.
Без шума, скромно, в тишине
Просил он прах отдать земле.
Просил в округе никому
О смерти весть не подавать
И на поминки никого
Из ханов доблестных не звать.
Манаса, друга своего,
Просил на аш не приглашать.
И чтоб поминки провели
Без скачек, аламан-байги,
Без эр-сайыш, куреш, жамбы.
И по утрам чтоб на заре
Не плакал по нему никто.
И чтоб забыли поскорей,
Что жил на свете Кокетей.
Отец был славен и богат,
И я никак не смог понять,
К чему он это завещал.
А может, мудрый аксакал
Решил кончиною своей
Тебя на жадность испытать? –
В конце добавил Баймурза.
(И так сказал хитрец не зря!
На самом деле он хотел
Попить, поесть и погулять
На тризне в память старика).
 
Но завещание отца
Иначе понял Бокмурун:
Решил в знак скорби по отцу
Со всех концов собрать гостей
И так поминки провести,
Чтобы запомнили века,
Кем был покойный Кокетей!
И тут же приказал седлать
Коня по кличке Мааникер.
Помчался, чуть забрезжил свет,
Он к другу верному отца –
К Манасу получить совет.
И к вечеру лихой тулпар
Примчал его к реке Талас.
Узнав, что умер Кокетей –
Друг верный, преданный в боях,
Прижал к груди своей Манас
Его наследника в слезах.
А тот с досадой рассказал,
Что был от дома далеко,
О том, что при смерти отец,
Не сообщил ему никто.
Что завещания отца
Своим он ухом не слыхал,
О том, что дядя Баймурза
Завет подробно передал,
Манаса слезно попросил,
Чтобы поминками отца
Он лично сам руководил.

Самодовольный эр-Манас
(Мы это видели не раз)
Такою просьбой был польщен
И Бокмуруну обещал
Поминки другу провести,
Чтобы весь мир узнал о нем,
На аше будет управлять
Не кто-нибудь, а лично он!
И Бокмуруну дал наказ:
Позвать на поминальный аш
Друзей и недругов вокруг,
А если кто откажет вдруг
И на поминки не придет,
Того здесь наказанье ждет!
Не понял юный Бокмурун
Приказа подлинную мысль
О том, что хан Манас решил,
Собрав на кокетеев аш
Врагов и недругов своих,
А с ними близких и родных,
Жигитов удаль показать
В стрельбе по золотой жамбе,
На эр-сайыше и борьбе,
На скачках аламан-байге,
Устроить боевой парад,
Чтоб убедились еще раз,
Как грозен и могуч Манас.

Совет Манаса получив,
Собой довольный, Бокмурун,
Как только наступил рассвет,
Уехал в солнечный Ташкент.
И быстроногий Мааникер
Помчался, как крылатый зверь.
О том, что ездил он в Талас,
Какой там получил наказ,
Никто из близких не узнал.

Вот старца отдали земле,
Упали на колени ниц,
Обряд прощальный провели,
Десятки жирных кобылиц,
Баранов сотню и коров
В честь хана в жертву принесли.
Кошоя Бокмурун позвал:

 

 

© Copyright 2004-2017. Кыргызский эпос "Манас". Все права защищены.