Яндекс.Метрика

Поминки по хану Кокетею в долине Каркыра

Богатый, славный Кокетей
Веленьем бога и судьбы
Достиг своих последних дней.
Он гулко кашлял и стонал,
Почуял мудрый аксакал:
Закончились его года,
Что через день, а может, два
Уйдет из жизни навсегда.
Чтоб завещание сказать,
Он брата Баймурзу позвал.

– Я чую, смерть моя пришла.
Наследник у меня один –
Беспечный, юный Бокмурун.
Он в детстве нос не вытирал –
И так народ его прозвал.
Ему всего пятнадцать лет.
Я умираю. Сына нет.
Влюбился в деву Канышай,
На игры девичьи ушел
В аил другой, в соседний край.
Когда вернется он домой,
Ты завещанье передай:
Когда уйду я в мир иной,
Не плачьте громко надо мной.
Без шума, скромно, в тишине,
Как старика преклонных лет,
Старушку, прожившую век,
Отдайте прах родной земле.
И пусть мой сын из похорон
Не создает помпезный звон.
Пусть женщины – в начале дня,
С заходом солнца у огня –
Кошок прощальный в честь меня
На весь аил не голосят.
Ты Бокмуруну передай:
Гостей пусть много не зовет,
И пусть без скачек и призов
По мне поминки проведет.
В округе знают – я богат.
Пасется на моих лугах
Десятитысячный табун,
Баранов тысяч пятьдесят,
Верблюдов будет тыщи две,
А сколько яков и коров,
Никто еще не сосчитал.
И за богатых женихов
Я дочек замуж проводил.
И много злата, серебра
В казне своей я накопил!
А сын мой, юный Бокмурун,
Не для труда, видать, рожден,
Все это промотает он.

Боюсь, узнав, что умер я,
Враги кыргызов: Нескара,
И Соорондук, и Конурбай,
Могучий, алчный хан Жолой –
Прибудут в наш ташкентский край
Как будто смерть мою почтить,
И будут повода искать
Погром кыргызам учинить,
Мои несметные стада
Угонят в разные края.
Манасу весть пускай не шлет.
Всевластный хан Таласа он,
Кыргызский род теперь един,
Могуч, силен, непобедим,
Крепка дружина у него.
Коль силы некуда девать,
Чоро полезут на рожон.
И если съедутся на аш
Сам Нескара, Конур, Манас,
Боюсь, что смерть моя, родной,
Кровавой кончится войной.
Батыр кыпчаков хан Урбю,
И хан Чаткала Музбурчак,
И доблестный Кокче-казах,
Воспетый в сказах эр-Тоштюк,
Хан Андижана Санчыбек,
И сын Эштека Жамгырчы –
Единой власти не хотят
И меж собою говорят:
"Зазнался наш батыр Манас
И захватил один всю власть".
Не надо посылать им весть,
О том, что умираю я.
Боюсь, собравшись вместе здесь,
Рассорятся вконец друзья,–
Закончил, мудрый Кокетей
И, сделавши последний вздох,
Покинул мир живых людей.

И не успели старика
Оплакать родичи, друзья,
Явился сын издалека.
И горько Бокмурун рыдал,
Что завещание отца
Из уст он лично не слыхал.
Когда в горах спустилась ночь,
Умыв лицо от горьких слез,
По юртам люди улеглись,
Чернобородый Баймурза
Тихонько юношу позвал,
И завещание отца
Подробно сыну рассказал.

 

 

© Copyright 2004-2017. Кыргызский эпос "Манас". Все права защищены.