Яндекс.Метрика

Уход богатыря Алмамбета от своего народа

Когда поехали к дракону шесть тысяч юношей, поднялись головы с одной стороны, разметался огонь из их пасти, поднялись головы с другой стороны, поднялось огромное пламя вокруг. И сгорели все шесть тысяч юношей, а кто не сгорел, тот умер от страха. Осталось в живых из шести тысяч лишь шестеро ребят. На следующий год поехало еще семь тысяч юношей, погибли тоже все, и осталось их всего семь. На третий год поехало восемь тысяч отважных бойцов, от них осталось в живых всего восемь юношей. И на четвертый год поехало девять тысяч воинов, но их тоже уничтожило огнем, лишь девять юношей вернулось назад. И вот уже десять тысяч направилось к дракону, и все погибли, кроме десяти. Только Коджоджашу, сыну Караджоя, удалось выучиться у дракона, он учился там на три месяца больше, чем Алманбет. Научился он всему, что есть на небесах, а Алманбет лишь выучился тому, как выживать на земле.

Это было в то время, когда Алманбет был в расцвете юности, когда он держал в руках одновременно и золотой меч, и золотой бердыш, когда в ножнах у него был сверкающий на солнце булатный меч хана Азиза

Однажды позвал хан Азиз своего сына Алманбета и сказал:

– Алманбет, сын мой, состарился я, стал уже белобородым, а старому человеку трудно усидеть на коне. Много людей приходит жаловаться. Так вот, сам правь и суди по справедливости. Ты уже не молод, ты уже настоящий мужчина.

Не смея переспрашивать, не смея ему отказать, Алманбет согласился. Какие бы люди ни приходили к нему с просьбами и жалобами, он все дела решал по справедливости и тем стал известен народу. Не только в Таншане, но и во всем императорском государстве стал править он. Несмотря на его молодые годы, его почитали, как старшего, везде ему оказывали почести, калмаки с честью исполнили свой долг и посадили его на трон из чистого золота с золотыми спинками, покрытый красным ковром. Это было в обычае у калмаков: они привели семь человек, чтобы убить их перед Алманбетом и избрать его ханом.

Удивленный этим Алманбет спросил:

– Что это за люди с цепями на шее, со слезами на глазах?

Глава города без промедления ответил ему:

– Это издавна такой обычай у нас. Из великого уважения к вам мы принесем их в жертву во имя славного вашего пути правителя. В знак почитания предстоящих ваших великих завоеваний они будут принесены на жертвенный алтарь.

Пораженный их ответом Алманбет приподнял руку и произнес:

– Если вы собираетесь принести их в жертву ради моего славного пути, то отдайте их мне. Не стоит убивать невинных людей.

Глава города и офицер поникли головой, а удивленный народ долго стоял в недоумении. Заметивший настроение Алманбет обратился к ним:

– Еще рановато приносить людей мне в жертву.

Он встал с места, нахмурил брови и сильно рассердился, с измученным видом направился в свою ставку в сопровождении своих телохранителей. 

 

 

© Copyright 2004-2017. Кыргызский эпос "Манас". Все права защищены.