Яндекс.Метрика

ВТОРОЕ СРАЖЕНИЕ МАНАСА С КАРА-КИТАЯМИ

Китаи во главе с богатырями Нескара и Джолоем ранним утром, будто муравьи, обступили ставку Манаса. Ханы в боевых нарукавниках, словно дождь, сыпали тысячами стрел; барабаны гремели, шумом своим разрывая сердце; собаки выли, коровы мычали, пытаясь мордой разрыть землю; и вся округа вмиг была охвачена паникой. Тыргооты скопом накинулись на львоподобного Манаса, чтобы схватить и связать его.

Мужественный Манас, словно тигр, стал крушить китаев, стал разрывать их на части, бил направо и налево, начал крошить мечом несметное количество маньчжуров. Кто выходил лицом к лицу, того он хватал и кидал об землю; семь тысяч он сокрушил, кого догнал, сразил копьем, разыскивая поганого Джолоя; он разрезал на куски шесть тысяч, попавшихся спереди китаев нанизывал на копье, разыскивая мерзкого Нескару, захотевшего схватить и увезти его в Китай; гневно вопил он, разрушал ряды накатывавших, как волны, китаев и пробивался вперед. 

На просторах Алтая мертвыми остались лежать множество воинов, оставшихся же в живых три тысячи воинов предусмотрительные Джолой и Нескара, Караджой на белой кобылице встретили на перевале Таш-Кечуу. Рассвирепевший богатырь Джолой повернул коня Ачбуудана, в гневе вырвав клок волос с заплечья, ревя от злости, разрывая ревом землю, волосы у него дыбом встали на голове, он чуть не уничтожил остаток своего войска. Более слабых остановил, трусов, чтобы не сеяли панику, убил, более отважных повернул назад и погнал снова на поле боя.

Они встали лицом к лицу, стреляли из ружей и лука, секли мечами, кольчуги все были проткнуты – такого кровавого сражения еще никогда не бывало. В этой кровавой сечи слетело с плеч множество голов, и кровь лилась рекой. Опоясавшись мечом без ножен, гневный лицом, яростный всем видом, жестокий всем телом, беспощадный к противнику, безжалостный к врагу, опасный одной своей внешностью, с копьем со стальным острием, с медным древком, богатырь Орго, готовый растерзать каждого встречного, разъяренный и взбешенный, погоняя каждый раз своего мула, одетый в металлические доспехи, от удара о которые копья гнулись, камни под копытами его мула крошились, изо рта он извергал огонь, и вот в таком видом он шел к Манасу. При виде грозного Орго даже ханы во главе с Джолоем, Нескарой и Караджоем разомкнули войска, чтобы освободить ему дорогу. Не ставя ни во что кара-китаев и маньчжуров, желая сразиться с отважным Манасом, схватив нагайку с черным кнутовищем, стеганул он по бокам своего мула, едва выдерживавшего его самого. Когда нагайка коснулась брюха животного, серый мул поднатужился рванул вперед. Бахвальствуя, недалекий богатырь Орго пришел в неистовство при виде Манаса, бряцая панцирем с девятью петлями, трепыхая подолом халата, он протянул вперед копье, будто желая проглотить весь мир. Вместе с сорока соратниками удачливый храбрец Манас стегнул по бокам своего коня Торучаара, знававшего сорокадневное сражение и кровавую сечу, он взял в руки копье и бросился навстречу к Орго. Богатырь Орго, вскинув в сторону Манаса огромное, как сосна, копье со стальным острием и медным древком, попытался вонзить его, но очень сильный, ловкий и мужественный богатырь даже не моргнул глазом и отвел от себя удар. В ответ Манас своим стальным копьем без промаха проткнул грудь Орго и пробил насквозь его сердце. Кровь струей брызнула из груди, глаза Орго закатились, ноги беспомощно провисли, железный шлем слетел с головы, латы опали на землю. Когда Орго падал со своего серого мула, его соратники попытались еще спасти его, но Кутубий в это время быстрее стрелы налетел на него и отсек ему голову.

 

 

© Copyright 2004-2017. Кыргызский эпос "Манас". Все права защищены.