Яндекс.Метрика

О ТОМ, КАК ЭСЕН-ХАН ОТПРАВИЛ СВОЕ ДЕСЯТИТЫСЯЧНОЕ ВОЙСКО ДЛЯ ПОИМКИ МАНАСА

Донго согласился с Джолоем. Во главе двухсот силачей поставили огромного, как верблюд, с ушами, словно щит, великана Доодура и дали ему такой приказ:

– Богатырь Доодур, пусть подобру-поздорову отдадут нам Манаса. Если же не послушаются и не подчинятся приказу, не отдадут нам Манаса, тогда учините им разгром, разграбьте их скот. Отрубите голову самым ярым, кто будет сопротивляться, и бросьте на растерзание их же псам! В общем, схватите и приведите сюда Манаса, – властно приказал Джолой.

– Правильно глаголишь, богатырь Джолой. Надо действовать с умом. Доодур, не показывайте виду проклятым бурутам, переоденьтесь торговцами, продавайте ткани, товары и затем, придравшись к цене, устройте скандал. Если начнут перечить, тотчас хватайте по одному и начинайте пороть. Сожгите их дома, пепел развейте по ветру и учините в их аиле разгром.

– Слушаюсь и повинуюсь, богатыри, я не заставлю вас долго ждать. Ждите здесь Манаса, связанного по руками и ногам, – пообещал Доодур и пустился в путь. 

На сорок верблюдов нагрузили злата, серебра, разных товаров и тканей, шестерых торгашей поставили впереди каравана, а сами двести силачей, переодевшись в торговцев, готовые учинить разгром в стане кыргызов и схватить Манаса, поехали вместе с ними.

Тем временем юноша Манас был увлечен игрой в ордо. На обед они зарезали жеребенка, поели колбасы из брюшного жира и кишки и вместе с сорока друзьями-витязями веселились. Наступив левой ногой на круг, Манас бросил свою биту в центр. Когда он, увлекшись игрой, бил битой в бабки, сорок верблюдов Эсен-хана, груженных товаром, проходили мимо. Один из силачей, ведя на поводу верблюда, нарочно прошелся по центру очерченного круга. Разозлившись, юноша Манас так ударил в бабки, что одна из них попала верблюду прямо в коленную чашку, и тот вместе со всем грузом грохнулся на землю. Среди силачей, шедших рядом, поднялся гвалт, у великана Доодура волосы встали дыбом, усы распрямились, он выругался по-калмацки, стал браниться, схватил бердыш и набросился на мальчишек. Двенадцать силачей с дубинами, шестьдесят с копьями, мастера метать лассо с металлической сетью бросились хватать Манаса.

– Эй, вы, караванщики и торговцы! Чего вы не идете спокойно своей дорогой, а мешаете нам играть? Или вы нарочно дразните нас, чтобы учинить здесь драку? Вот я вам сейчас покажу!

У тигроподобного Манаса глаза загорелись, он бил дубиной подряд всех силачей, нападавших на него, и сразу уничтожил их двенадцать. Когда же он взмахнул мечом, у множества силачей головы полетели, как мячи. Увидев храбрость Манаса, долго тренировавшиеся до этого его сорок витязей, вдохновленные победой, налетели на противников, словно соколы на галок. Разгоряченные и еще не знавшие поражения юные воины, будто зерно мололи, начали крушить верблюдоподобных и гороподобных силачей. Пока они секли и рубили врага, видевший все это глава двухсот силачей великан Доодур, сам израненный с головы до ног, весь в крови и поэтому ничем не могший им помочь, воспользовался суматохой, вскочил на своего коня и умчался прочь, спасая собственную шкуру.

 

 

© Copyright 2004-2017. Кыргызский эпос "Манас". Все права защищены.