Яндекс.Метрика

***

Через несколько дней после этого, в ночь предопределений, когда перевалило за полночь, бай Джакып увидел сон. Из глаз бедняги Джакыпа градом полились слезы.

"Господи ты мой, я готов отдать все мое богатство, весь мой скот, готов все раздарить сиротам и вдовам, всем несчастным. Сделай так, чтобы все, что приснится мне, стало явью, о господи", – просил он всю ночь.

Встав рано поутру, он пришел к главе сорока семей Акбалте и от радости, со слезами на глазах вещал:

– Балтаке, бог мне дал бесчисленное множество скота, но не дал ума в голове. Яков у меня набралось девяносто тысяч, а остального скота – и того больше. Слава о моем богатстве гремит на весь люд. Но нет у меня сына, который бы владел всем этим богатством и, произнося молитвы, причитая, оплакивал бы меня после смерти. Годы идут, и я постепенно теряю силы.

– Уважаемый Джакып, разве дитя вы малое? Будьте благоразумны, будьте же терпеливы.

Акбалте стало жалко Джакыпа.

– Эх ты, Акбалта-аке. Сколько я до сих пор плакал, выплакал столько слез, сколько горевал. Уже пора бы услышать самому господу богу. Ночью мне приснился сон, Акбалта-аке. Давайте сегодня соберем народ, и пусть он растолкует мне мой сон. Даст бог, может, исполняться мои мечты.

– Истину глаголете, уважаемый Джакып. Да обернется ваш сон явью, и господь исполнит все ваши мечты.

– Спасибо, Балта-аке, да сбудутся ваши пожелания.

Акбалта собрал в доме Джакыпа все сорок семей кыргызов. Чтобы хватило всем, зарезал тот яловых кобыл, сотню трехлетних валухов с огромными, как котел, курдюками. Четыре вида скота, включая верблюдов, раздал он сиротам и вдовам, обездоленным и бедным. Когда все наелись, и у всех было приподнято настроение, выпив кумыса и разогнав тоску, попросил Акбалта людей благословить Джакыпа, и начал речь так:

– Дорогие мои соотечественники, баю Джакыпу ночью привиделся сон. Теперь он просит вас растолковать этот сон, что вы по этому поводу думаете?

Многие тотчас подхватили:

– Пусть говорит, – молвили белобородые старцы.

И начал бай Джакып рассказывать свой сон:

– Уважаемые, привиделся ночью мне такой сон. Бог даст так, что сон обернется явью, тогда освободимся мы от калмаков и доберемся до нашей родины Ала-Тоо, до нашего кыргызского народа, который носит белые калпаки. Видел я во сне, что поймал птенца беркута. Хвост и оперение у него было золотое, шпоры – что булатная сталь, когти же – словно железные кинжалы. Когда завязал я его ноги шелковыми путами, он весь заблистал, как сказочная птица; когда я снял наглазник, он вмиг растерзал волка и тигра, медведя и кабана. Ни одна пернатая не осмелилась ослушаться его, и все подчинились ему. Так стоял я на вершине самой высокой горы и держал в руках разящий меч Зулпукор.

Махнул мечом и все кругом загорелось синим пламенем, черные скалы рухнули и превратились в песок. На правой руке я держал солнце, на левой – луну.

Так закончил свою речь бай Джакып.

– Хорошо растолкуйте мне сон, почтенные аксакалы…

 

 

© Copyright 2004-2017. Кыргызский эпос "Манас". Все права защищены.