Яндекс.Метрика
Иптаров С. "Манас" — небо человеческого духа! (этнокультуроведческий поиск)

Оригинальная версия: // Эпос "Манас" как историко-этнографический источник. Тезисы международного научного симпозиума, посвященного 1000-летию эпоса "Манас". - Бишкек, 1995. - С. 181-183

1. Проблемы генезиса, этимологии и семантики мифонима "Манас" являются самыми актуальными вопросами этнокультуроведческого исследования эпоса "Манас" — древнейшего и уникального шедевра мировой устно-эпической культуры.

Существует ряд гипотез ученых, деятелей культуры и др. по этому вопросу (Н.К. Рерих, В. Дауэр, А.Н. Берншам, Р. Сарыпбеков и др.). В то же время, опираясь на лингвистические и культурные источники, относящиеся к эпохе шумеров (V—III вв. до н. э.), можно предположить: метаоснова мифонима "Манас" связана со словом "асман" (небо), грамматическую структуру которого составляют слова "ее" (ас) — бог, "ан" (ман) — небо, в сочетании "асман" — означает Бог Неба. Гипотетическому предположению дают основание сохранившиеся в народе до сих пор: а) традиционное поклонение кыргызов небу; б) табуизация имен и названий священных символов путем мататезы (ас/ман — ман/ас); в) наличие "небесной метки" не только в имени и облике Манаса, но и в литературных эпитетах, характеризующих его внутренний мир (айкөл — великодушный: ай — луна, көл — озеро; көк жал (жаал) — бесстрашный: көк — 1. синий, 2. небо, жал — грива (жаал — ярость). Таким образом, в мифониме "Манас", возможно, скрыто имя Главного божества в мифическом пантеоне богов древности — Асмана. В нем же, как бы заложен эпико-этнолингви-стический ответ на этико-философский парадокс И. Канта об извечной двуединой тайне мироздания, какими являются Небо и Человек.

2. Со времен начала научного осмысления эпоса "Манас" к нему применялись эпитеты: "героический" или "богатырский". Очевидно, что в этом случае актуализировалась его художественно-эстетическая сторона. Однако в решении Генеральной ассамблеи ООН о праздновании 1000-летия эпоса "Манас" он охарактеризован как "национальный эпос киргизского народа" ("Слово Кыргызстана", 24 декабря, 1994 г.).
Такая трактовка, безусловно, имеет не только терминологическое, но и принципиально новое теоретико-методологическое значение. Хотя в научной среде дефиниция понятия "национальное" пока что является достаточно спорной, но на примере эпоса "Манас" можно выделить его некоторые фундаментальные аспекты. Одним из таких является принцип взаимообусловленности общечеловеческого и национального в истинно этнокультурном понятии. Уровень и своеобразие целостного, образно-возвышенного восприятия и объяснения мира посредством поэтического слова, согласно духовно-эстетической концепции "Бог — есть слово" (Ч. Айтматов, Д. Икэда), дает нам основание утверждать, что если Библия как прозаическое творение является общечеловеческой и национальной гордостью, вершиной и олицетворением логико-аналитического сознания "оседлого человека", то, "Манас", бесспорно, является небом чувственно-поэтического духа "человека-кочевника", эпической святыней человечества.

3. Общеизвестно, что изначальная основа эпоса заложена в определенных общественно-исторических условиях и только впоследствии он превратился в уникальное, синкретическое произведение — энциклопедию духовно-социальной жизни кыргызского народа. Но глобальный, сокровенный, древний, художественный мир эпоса хранит богатую и ценную историко-культурную, этнографическую, языковую и др. информацию о многих народах, населяющих Евроазиатский континент. Поэтому, создание международного учебно-научно-производственного центра "Манасыят" (Манас + насыят— назидание Манаса) способствовало бы целенаправленной разработке теоретических и практических основ целого ряда актуальнейших проблем, стоящих в повестке дня.

 

 

© Copyright 2004-2017. Кыргызский эпос "Манас". Все права защищены.