Яндекс.Метрика
Бешкемпирова А.И. Семантико-стилистические особенности подражательных слов в эпосе "Манас"

Исследуются лингвостилистические функции подражательных слов, а так же рассматривается метафоризация этих лексем. Анализируется семантико-стилистические функции подражательных слов и доказываются факты - материалами из эпоса Манас". Подражательные слова кыргызского языка рассматриваются как семантические, семантико-стилистические средства, расширяющие сферы употребления слов и роль метафоры, выраженных подражательными словами, рассматриваются как экспрессивными и образными материалами.

Оригинальная версия // Международный научный журнал "Символ науки". № 3 / 2016

Ст. преподаватель кафедры сравнительной лингвистики и литературы факультета кыргызской филологии Кыргызского национального университета имени Ж.Баласагына, г.Бишкек, Кыргызстан

Эпос "Манас" - одно из самых знаменитых и великих наследий мировой эпической поэзии. Всестороннее и глубокое изучение эпоса создает предпосылки для развития, а также теоретического, практического исследования современного кыргызского литературного языка. В эпосе содержатся богатые образцы поэтических средств, повышающих образность и эмоциональную выразительность слова. Одно из таких средств - подражательные слова. "Слова, подражающие звукам, голосу, изданным каким-то одушевленным или неодушевленным предметом, а также образно выражающие движение, состояние, внешний облик предметов, называются подражательными словами" [1, с.258].

Подражательные слова имеют сложную природу, что могло послужить причиной отсутствия серьезных исследований по лингвостилистическим функциям подражательных слов в кыргызском языке, что также определяет актуальность исследования этой проблемы на материале эпоса "Манас".

Подражательные слова в эпосе "Манас" как языковые факты, применяющиеся для раскрытия образов, для описания пейзажа, для выражения положительных или отрицательных эмоций персонажей, повышения выразительности языка эпоса, являются объектом нашего исследования. В своем исследовании мы изучаем природу подражательных слов, употребленных в тексте эпосе "Манас" по варианту Сагынбая Орозбакова.

Великий писатель Чингиз Айтматов, отмечая выдающийся талант Сагынбая Орозбакова, писал: "Многие сказители исполняли "Манас". Но есть полное основание выделить искусство Сагынбая Орозбакова, не отрицая мастерство других сказителей. Каждый человек, прочитавший эпос, записанный из уст Сагынбая, не может не склонить голову перед богатством его речи, поэтическим искусством, перед его переливающейся через край силой творца. Он - уникальный талант, рожденный единственный раз во вселенной. Возможно, он является духовным явлением, которое никогда больше не повторится" [2,с.13].

Действительно, богатство языка сказителя Сагынбая, мастерство использования выразительных средств языка неповторимы. Сказитель мог придать просторечным, т.е. подражательным словам художественно-поэтическое значение, раскрыть их выразительность, образность, внутреннюю вместимость, художественную мощь и доступность. "Какое бы слово ни было, если его правильно использовать, оно обязательно исполнит функцию образности, экспрессивности" [4, с.166]. С этой стороны, язык эпоса не простая совокупность слов, он является закономерной системой богатых языковых средств, имеющих стилистическую окраску.

Глубокий эстетический вкус эпоса заключается в силе, мощи слов, создающих выразительность, образность, художественность текста. При выразительном описании психологического состояния персонажа, явлений пейзажа, при глубоком раскрытии образов героев и выражении положительных и отрицательных значений, одним словом, в улучшении художественности эпоса подражательные слова имеют большое значение. Мы поставили перед собой цель изучить подражательные слова именно с этого ракурса и исследовать метафоры, рожденные из подражательных слов.

Метафора издавна находилась в центре внимания исследователей, ее изучали и литературоведы, и лингвисты (М.В.Ломоносов, А.А.Потебня, Ф.И.Буслаев, К.С.Аксаков, Ю.Л.Лясота, А.Кайдаров, Р.Барлыбаев, Б.Хасанов и др.). Выдающийся кыргызский ученый-лингвист А.Сапарбаев глубоко изучал метафоры в эпосе "Манас" и вывел ряд серьезных научных заключений. Он отмечал, что при исследовании метафор в эпосе только с лексико-семантического аспекта их природа не будет полностью раскрыта, необходимо параллельно раскрывать их грамматические характеристики. В своей книге А.Сапарбаев разделил метафоры на три лексико-грамматических вида: метафоры-существительные, метафоры- прилагательные и метафоры-глаголы [9, с. 18].

В своем исследовании мы постарались изучить семантико-стилистический аспект метафор, образованных на основе подражательных слов, встречающихся сравнительно реже, чем другие.

В лингвистике метафора рассматривается, во-первых, как лексико-семантическое явление, во-вторых, как семантико-стилистическое явление.

В связи с тем, что смысл подражательных слов, точнее мотивы установления сходства предметов и явлений, мотивы звукоподражания уникальны для каждого языка, мы в статье использовали транскрипцию текста на языке оригинала с подчеркиванием подражательных элементов слова и с добавлением смыслового перевода на русский язык.

Кыжылдашып барышып, (Пошли они галдя,)
Kөргөндөрүн айтышты. (Рассказали увиденное) [7, с.134].

В этих строках вместе с семантическим расширением сферы употребления подражательных слов наблюдается и семантико-стилистическая выразительность этих слов, включающая материальное и эстетическое содержание. Подражательное слово "кыжылдашып" в этом примере, во-первых, обозначая речевую деятельность людей, содержит материальный смысл, во-вторых, образно выражает многоголосый гул от речи большого количества людей, создавая эстетический компонент его значения. На примерах метафор в эпосе, образованных от подражательных слов, можно изучить мировоззрение народа, особенности его общественной жизни, образность, выразительность его мышления и психологический настрой.

Важное значения для истории литературного языка имеет распределение метафор в лексические группы с последующим отдельным изучением каждой группы [5, с.46]. В связи с этим подражательные слова, образованные из подражательных слов, можно разделить на следующие группы:
1. Метафоры, образованные от звукоподражательных слов.
2. Метафоры, образованные от слов, подражающих облику предмета (от образно-подражающих слов).
3. Метафоры, образованные от слов, подражающих чувствам (от чувственно-подражательных слов).

Подражательные слова основываются на приблизительных сходствах движений, явлений и предметов

в природе. Между звукоподражательными словами и предметами, обозначающимися ими, присутствует определенная связь. Звукоподражательные слова подражают звукам, изданным живыми и неживыми предметами, явлениями природы.

Подражательные слова по своей семантике и синтаксическим функциям резко отличаются от знаменательных слов. В то же время, они могут служить основой для образования глаголов и именных частей речи, а также создают предпосылки для расширения семантики слов.

Айбалта башка шака-шак, (Секиры по головам стучат),
Найза тешке така-так, (Копья по грудям стучат),
Башка кылыч жарка-жарк (Мечи по головам стучат),
Карсылдашты кошулуп (Встретившись, столкнулись)
Кара кан баштан жошулуп (Густая кровь течет с голов). [7, с.258].

Здесь глагол "карсылдашты" (столкнулись) образован на основе звукоподражания "карс-карс" (звук от столкновения двух или более твердых (металлических и др.) предметов). В тексте этот глагол применяется как метафора. Русский лингвист Б.В.Томашевский, говоря о значениях метафоры [10, с.121], отмечает: "Метафора имеет два значения: прямое и переносное". Глагол "карсылдашты" в прямом значении передает громкий звук сильного столкновения оружий, доспехов и обозначает процесс, а в переносном значении передает звуковой образ сражения богатырей. Таким образом, в метафоре образ и процесс выражается одним и тем же словом, которое имеет прямое и переносное значение.

Прямое значение слова существует неразрывно со словом и его всегда можно определить без какого- либо контекста. Переносное же значение раскрывается в контексте, определяется основной идеей говорящего. Если значение словосочетания "карсылдашты кошулуп (встретившись, столкнулись)" интерпретировать вне контекста, то оно может иметь и другие значения. Например, в весенних разливах рек, паводках камни под водой под воздействием воды могут двигаться и сталкиваться друг с другом с изданием таких же звуков. Таким образом, значение каждого слова может быть осложнено из-за семантических сдвигов в процессе его ввода в контекст художественного произведения. При этом, наряду с образностью, оно может выражать мировоззрение сказителя, его мышление и эмоциональное восприятие явлений. Сказитель Сагынбай искусно использовал такие метафоры для раскрытия образа той эпохи истории кыргызского народа.

Таким образом, подражательные слова являются частью речи, которая может выступать в роли метафоры, а также может обуславливать расширения, изменения семантики слова.

Аркаңдан салат ошондо (За тобой пойдут тогда)
Ногой деген чуу деди. (Беда по имени Ногой, сказал он).
Ошо чуунун ичинде (В рядах этой беды)
Толо элек азыр күчүндө, (Пока не набравшийся сил)
Манас деген бала бар, (Есть мальчик по имени Манас)
Эсиңе муну сала бар (Обрати на него внимание) [7, с. 179].

Здесь первое употребление звукоподражательного слова чуу (шум, крики, скандал) передает значение "племя Ногой, которое станет бедой для тебя". Во-втором употреблении (чуунун ичинде) подразумевается "среди племени". В обеих случаях звукоподражательные слова используются как метафора.

Подражательные слова, встречающиеся в строках эпоса, не повторяются, каждый раз используются в новом аспекте, в новом образе, тем самым глубже раскрывая отношение сказителя к реальности. Чтобы создать выразительный, незабываемый образ каждого героя и каждого события эпоса, Сагынбай непрестанно совершенствует выразительность, художественность эпоса использованием богатых средств выразительности в каждом новом эпизоде, пробуждая эмоциональные и эстетические чувства читателей. Иногда одно и то же слово в одном случае выражает положительную, в другом отрицательную эмоцию.

Кандай айткан кебиңер, (Что за речь вы молвите,)
Калжайып тайган эбиңер (Из ума от старости выжили) [7, с.222].

В этом примере Сагынбай использовал образно-подражательное слово "калжайып", которое изображает предмет, отвердевший, окоченевший от старости. Например, шкура животного, если ее вовремя не обработать, высохнет и станет твердой, бесформенной.

Каждое слово в языке имеет свойственное только ему функции, условия употребления, стилистическую окраску, которую можно целенаправленно применить в особых случаях, смысловые оттенки и аспекты. Когда мы говорим о выразительности, художественности эпоса, наряду со звукоподражательными словами, образно-подражательные слова имеют важное значение.

Образно-подражательные слова не имеют элементов, оттенков звукового сходства, основанных на звуковом восприятии, как в случае со звукоподражанием, они основаны на зрительном восприятии и подражают облику, внешности, силуэту предмета, движения, состояния или явления.

По значению образно-подражательные слова разделяются на две большие группы:
а) Слова, выражающие внешний облик движения предметов;
б) Слова, выражающие характер движения [6, с.207].

Чокон дөө келди күркүрөп, (Пришел, гремя, великан Чокон)
Оозунан түтүн буркурап (Изо рта его валил дым)
Маңгулдун баары чуркурап (Все мангулы зашумели) [7, с. 79.].

Этот пример можно рассматривать с двух аспектов: 1) семантический аспект и 2) семантико- стилистический аспект. Сочетание "Оозунан түтүн буркурап" (Изо рта его валил дым) изображает, с семантической точки зрения, как великан Чокон пришел с большим войском, хорошо подготовившийся, а с семантико-стилистической точки зрения, как он пришел грозный, рассерженный. Здесь из-за выразительности и экспрессивности на первый план выходит семантико-стилистическое значение, а семантическое значение остается почти незамеченным. Приведенная метафора может послужить примером подражания образу действия. Подражание скорости, мощи действия содержится в следующем фрагменте эпоса:

Оолакка чыгып от берди, (Выйдя на обочину, зажег)
Дүнүйө жүзү солк деди (Вся земля вздрогнула). [8, с. 43].

Подражательное слово "солк" выражает мощь и скорость движения. Это же слово используется при описании землетрясения. Здесь описывается мощь артиллерийского орудия войска Манаса.
В приведенном отрезке подражательное слово создает новый смысл, новый образ внутри контекста и играет большую роль в раскрытии новой идеи сказителя. Как видно из примера, проблема образа в художественном произведении связана с образным значением слова. Образность, экспрессивность слова является стилистической категорией и приумножает выразительность, живость художественного произведения [3, с.48]. В осмыслении образа слова основными факторами является логические, психологические и эмоциональные факторы.

Метафора содержит в себе определенное свойство или признак, свойственный обеим сравниваемым предметам (явлениям). Образность и метафорическое значение нельзя отождествлять, ставить на один уровень. Сфера образности обширна. А метафора в художественном тексте служит стилистической окраской и является основным приемом изменения значения слова.

В настоящее время ведутся серьезные исследования по раскрытию тайн языка, его значений, природы, закономерностей. Недавно сформированное учение психолингвистики глубже раскрывает связи между языком и сознанием человека. Чувственно-подражательные слова, являющиеся отдельной группой подражательных слов, находятся в тесной связи с чувственным познанием мира и также могут создавать метафоры.

Чувственно-подражательные слова являются продуктом подражания чувствам, воспринятым через эмоциональную сферу сознания. Исследование этой группы подражательных слов в кыргызском языке началось сравнительно недавно и многие аспекты ее еще не раскрыты. Мнение о необходимости разделения чувственно-подражательных слов в отдельную группу высказана в трудах К.Дыйканова, Т.Аширбаева, И.Абдувалиева и Т.Садыкова. В языковом познании мира как система языковых ценностей служат понятие, образ, эмоция, чувство, восприятие в вербальной форме, концепты и др. Посредством этих средств человек во время познания реального мира выражает через слова свои чувства (радость, горечь, разочарование, ненависть и т.д.), рожденные во время активного взаимодействия со средой. Как известно, объектом исследования лексикологии является слово.

Чувственно-подражательные слова входят в лексику языка и, следовательно, тоже являются объектом лексикологии. Эта группа подражательных слов ограничена, в нее входит лишь небольшое количество слов.

Бай айтты, Жакып агасы, (Сказал Бай, старший брат Джакыпа,)
Муну уккан соң Жакыптын (Когда услышал эти слова, у Джакыпа)
Зирилдеди жакасы (Загудела душа) [7, с.191].

В этом фрагменте подражательное слово "зирилдеди (загудела)" употреблено в переносном значении, оно воспринимается как образное описание психического состояния. Здесь отец Манаса, узнав от своего брата о том, что враги отправили войско против двенадцатилетнего богатыря, испытывает чувство, близкое к тому, когда ясно слышишь гудение сосудов сердца от прилива крови. Путем сравнения этих двух явлений (гудение сосудов и гудение души) выразительно раскрывается психологическое состояние Джакыпа, его образ. Если б мы вместо словосочетания "зирилдеди жакасы" (загудела душа) употребили бы "ете кайгырды, элинин тагдырын ойлоду" (опечалился, задумался о судьбе своего народа), то потеряли бы неповторимую образность, выразительность, а данный фрагмент оказался бы на уровне простого повествования скучных, сухих фактов. Поэтому сказитель Сагынбай в целях точной, выразительной передачи своих мыслей и психологических переживаний героя в этом фрагменте мастерски использовал чувственно-подражательное слово.

Обобщая вышесказанное, можно заключить, что метафоры имеют важное значение в выразительном и точном отражении мыслей, а метафоры, образованные от подражательных слов, стоят в особом ряду. Особо следует отметить, что в героических эпосах, описывающих эпохи войн и сражений в истории кыргызского народа, для выражения особенностей и характеров событий, метафоры на основе подражательных слов используются очень широко.

Список использованной литературы:



1. Абдувалиев И., Садыков Т. Современный кыргызский язык. Морфология. - Б.: 1997. - 295 с.;
2. Айтматов, Ч. "Манас" - вершина древней кыргызской духовности. - Ф.: "Кыргызстан", 1 книга. - 1978. С. 7-13.;
3. Аширбаев, Т. Стилистика кыргызского языка. Фонетическая, словообразовательная и лексическая стилистика: Учебник для студентов вузов. - 2 книга. - Бишкек, 2000. - 200 с.;
4. Буслаев Ф.И. Исторические очерки русской народной словесности и истории. - М.: т.1, 1861. С. 166.; 
5. Гречаний А.А. Метафоризация как определитель индивидуального стиля Шекспира: // Вестник МГУ, серия VII, филология, журналистика. - 1962. - №2. С. 46.;
6. Давлетов С., Кудайбергенов С. Современный кыргызский язык. Морфология. - Б.: "Мектеп", 1980. - 236 с.;
7. Орозбаков, С. Манас [Текст] / ред. колл. - Фрунзе: Кыргызстан, 1 книга, 1978. - 295 с.;
8. Орозбаков, С. Манас [Текст] / ред.колл. - Фрунзе.: Кыргызстан, 2 книга. 1980. - 447 с.;
9. Сапарбаев, А. Метафоры в эпосе "Манас". Автореф. Канд. Дисс. - Ф.: 1975. -18 с.;
10. Томашевский Б.В. Стилистика и стихосложение. - Л.: 1959. - 221 с.

 

 

© Copyright 2004-2017. Кыргызский эпос "Манас". Все права защищены.