Яндекс.Метрика

Глава VII. Поминки по Кёкёктёю

Так в гневе отвечал Кошою Манас и, громко ударив в боевой акдоол, стукнув по земле своим аккельте, вскочил на коня и помчался в бой с китайцами.

                За ним сорок чоро двинулись толпой
                С шумом и боевыми криками.
                Бурной струей хлынула кровь.
                Бесчисленны были убитые.
                Порубили они китайцев,
                Их айбалты, глухо падая на головы,
                Уничтожили много врагов.

Лицо Конурбая тогда подернулось мрачной тучей отчаяния, он вскочил на коня и скрылся в далеких горах.

От китайского стана отделился старик Алооке с шестьюдесятью джан-джуня-ми и прибыл к Манасу с повинной.

Привели они с собой в подарок Манасу красавца скакуна Кылгару - кровного брата Алгары, знаменитого скакуна Конурбая.

Манас принял их повинную, и мир был заключен.

Когда настал вечерний час, по всему стану гостей звонко закричали глашатаи, сев на стройных коней:

- Утром начнутся скачки, готовьте тулпаров, объезжайте их, охлаждайте их!

Первым призом будет девять тысяч белых верблюдов, девяносто тысяч голов рогатого скота, сто тысяч овец, последним призом будет девять голов рогатого скота и девяносто овец. Всего назначен шестьдесят один приз.

Больше двух тысяч всадников изъявило желание участвовать в байге. Тогда Манас позвал Алмамбета и сказал ему:

- Смотри, все люди всколыхнулись от жажды призов! Столько коней нельзя пускать на байге, а не пустишь - обидятся. Наведи-ка ты, Алма, ненастье и холод, тогда выдержат скачку только стойкие, только тулпары получат призы, осталь ные же по дороге погибнут.

Алмамбет нагнал на землю ненастье и холод, и когда поскакали кони в пробный пробег, то половина из них полегла (46). У всадников, сидевших на них, остались одни уздечки в руках, и они не надеялись сами остаться в живых. Вперед пронеслись только самые лучшие тулпары.

- Готовьте коней для байге! - вторично возгласили глашатаи.

Множество народа, построившись рядами, ожидало начала состязания. В байге участвовало уже только тысяча тулпаров, после того, как другая тысяча погибла из-за ненастья.

Среди скакунов находилась кобыла богатырши Оронгу. Ее, как существо женского пола, решили пустить вперед. За ней должен был идти Аккула.

- С какого места будем пускать коней? - спросили у Манаса.

Но его ответ опередил Урбю, сказав:

- Пусть два дня их ведут к месту, где начнется бег, а в один день они скачут обратно.

 

 

© Copyright 2004-2017. Кыргызский эпос "Манас". Все права защищены.