Яндекс.Метрика

Глава IV. Приход Алмамбета

Акэркеч сказала с горьким плачем:

- У киргизов есть батыр Манас. Если ты вздумаешь остановиться, то остановись только у него. Это он вывел Кёкчё в люди. Он не станет тебя презирать, как пришельца. Этот человек, который скроет твою вину, который простит твое преступление. Это - человек, который тебя прославит.

Алмамбет простился с Акэркеч и повернув свою лошадь, приподнявшись на стременах, крикнул:

- Прощай, Кёкчё, будь здоров! - и с громким гиком поскакал в степь.

Перед прибытием Алмамбета в стан Манаса, Манасу приснился сон, будто ехал он верхом на Аккуле и вдруг увидел клинок, который лежал на дороге. Он попробовал стукнуть клинком о камень, и камень разрезался легко, как печенка. Манас радостно продолжал свой путь, как вдруг клинок превратился в тигра и последовал за лошадью Манаса. От его рева все дикие звери подбежали к Манасу и поклонились чудесному зверю. Через несколько времени тигр вдруг обернулся кречетом и взмыл вверх. От его пронзительного крика все пернатые подлетели к Манасу и совершили поклон, а кречет сел на правую руку Манаса.

В это мгновение Манас проснулся и, подумав, что это не простой сон, решил устроить великий пир. Он готовился к нему сорок дней, приказал пятидесяти тысячам человек подоить по пятьсот кобылиц, собрал кумыс, разослал во все стороны верховых с приглашением.

На пиру было много игр и веселья. По окончании пира Манас собрал сорок чоро, позвал Джакыпа и попросил их растолковать его сон.

Толкователь снов Аджибай сказал:

- Я слышал, что к Кёкчё прибыл Алмамбет, сын китайского хана Соорондика. Его ловкость и остроумие подобны клинку, его могущество подобно льву, его хватка в битве подобна кречету. Он прибудет сюда и станет твоим другом до гроба, его спина будет крепкой опорой и для нас.

* * *

Однажды Манас собрал сорок чоро и сказал:

- Мы в бездействии провели пять месяцев, мы не приобрели за пять месяцев даже пяти монет. У нас не было иной добычи, кроме того, что мы ели, и не было ни одного стремления за пределами нашего дома. Мы не направлялись ни в одну сторону, мы не совершали дел, подобающих батырам. Мы сидели дома и слушали женские сплетни. Мы ни в одну сторону ни на один вершок не выходи ли из родного аила, наши ружья уже начали ржаветь. Наши кони, резвые как куланы, жиреют понапрасну. Нашим уделом должен быть только бранный труд. Нашим словом должен быть только боевой клич. Пусть все доблестные мужи соберутся и выедут на славную охоту. Пусть эта охота долго будет предметом рассказов, а добычей от этой охоты пусть будут олени с шестьюдесятью раз ветвлениями на рогах!

Наши головы привыкли к полям сражений, пусть же опять они вернутся на их просторы! Наши закаленные, изнеженные тела пусть опять спят в походном напряжении! Добычей нашей пусть будут архары, пусть снова мы станем суровы и будем спать, не разувая ног. Мы стосковались по вкусной пище полевых казанов: довольно мы возились с женщинами, которые не сумели нас оценить! Нужно выехать на охоту, увидеть красоты земли, нужно затеять такое веселье, которое даже на ум не приходило! - Сказав так, Манас собрал своих друзей и отправился на охоту.

 

 

© Copyright 2004-2017. Кыргызский эпос "Манас". Все права защищены.