Яндекс.Метрика

Глава III. Походы Манаса в Среднюю Азию и Афганистан.  Переселение Манаса с Алтая

Все собравшиеся: Акбалта, Бердике, Байджигит, Кутунай, Маджик, Элеман, Сыргак, Серек, Бакай, Умет, Урбю, Чалыбай, Аджибай - никак не могли придумать, что делать, и решили спросить Манаса, который сидел в бешенстве и гневе, так что волосы его тела от ярости пробили одежду и вышли наружу, как иглы сосны.

- Что с тобой случилось, аба? На кого ты гневаешься? Кто тебя рассердил? - растерянно спрашивали они.

Но Манаса был безмолвен и неподвижен. Спустя некоторое время он сказал:

- Теперешний Туркестан, оказывается, сначала был китайской землей. В то время название его было Нааман. Потом, когда наши предки завоевали его, он был назван Туркестаном. Но китайцы вернули его обратно, тюркский народ рассеяли в разные стороны. Часть из нас пришла на Алтай. Но сейчас в Туркестане осталось много наших сородичей, которых покорил себе Китай. А ведь как подумаешь, то ясно становится, что Алтай, который мы уже долгое время считаем нашей отчизной, воду которого пьем, соль вкушаем, является краем света, в то время, как Джетысу, Алай, Андижан - самая плодоносная сердцевина мира. Некоторые города Туркестана, которые мы покорили во время нашего похода, вновь откололись от нас и подчинились Китаю. Поэтому, пока открыты глаза мои, я должен перекочевать на Алай, подчинить себе Каркыру, Алай, Аралкель и другие земли. Мы должны вытащить колья наших юрт из земли алтайской и перекочевать оттуда.

Таз и Байджигит возразили:

- Мы не будем переселяться. Алтай - счастливая земля. Когда мы тут кочевали, все наши дела были удачны, а наши сны были счастливы. Каждая голова скота тут удвоилась, а из двух стало четыре. Если мы уйдем с Алтая, то здесь вновь восторжествуют монголы.

Урбю и Кёкчё, наоборот, хвалили просторы Туркестана и защищали решение Манаса. В конце совета Манас сказал:

- Все таки я переселюсь. Кто хочет оставаться - того я не неволю. Это мой прощальный пир.

Сказав так, он угостил всех собравшихся разнообразной едой и кумысом из шести тысяч бурдюков, дал каждому в подарок по верховой лошади и чапану, а наутро, нагрузив свое добро на восемьдесят верблюдов, вместе с большинством народа двинулся в путь.

Когда кашгарский хан Алакун услышал весть о переселении Манаса в сторону Атбаши и Нарына, он решил собрать стовосьмидесятитысячное войско, чтобы сразиться с ним. Но он не успел еще это сделать, как уже прибыл сам Манас.

Алакунхан послал своего аяра Акулакуна навстречу Манасу, чтобы разведать о нем. Аяр встретил Манаса в местности Джайдебе. Увидев его грозный вид, он устрашился и сердце его разорвалось на части. Перед смертью он сказал:

                   Посмотри его натиск: то буран черных гор,
                   Кто бы ни столкнулся с ним - не останется жив.
                   Посмотри, как суров Алатоо: таков и Манас.
                   Кто сравнится с ним,
                   Того уже больше не будет в живых.
                   Посмотри на его облик:
                   Это черный камень, что не пробьет и булат.
                   Не согнет его удар булавы.
                   Кости его - как литые, голова - самородок.
                   Даже самое малое количество его одежды
                   Составляет груз одного верблюда.
                   Простой смертный не может на него смотреть.
                   Его облик подобен аджидару.
                   Его борода - как колчан для стрел.
                   Его усы выступают, как острые пики,
                   Как кинжал бухарской работы.
                   Его слова страшны, как завывание ветра.
                   Его глаза - как яркий огонь.
                   Рассыпают столбы искр.

 

 

© Copyright 2004-2017. Кыргызский эпос "Манас". Все права защищены.