Яндекс.Метрика

Глава III. Походы Манаса в Среднюю Азию и Афганистан.  Переселение Манаса с Алтая

В прежних подходах Манас подчинил себе большое число китайцев и калмыков. А тех, кто не подчинился, прогнал на запад и на восток до самого Бейджина. Этим он уязвил китайцев в самые корни сердца.

Когда разнеслась слава Манаса, китайцы, испугавшись его силы и славы, решили преградить путь киргизскому войску и построили Великую китайскую стену.

Манас назвал все покоренные им города своим именем и именами своих чоро: Манас, Урумчи, Бабакары, Аджибай, Чалыбай, Бай и другие.

Через некоторое время после возвращения на родной Алтай, Манас вдруг изменился. Три дня, три ночи сидел он, подперев голову локтем, и не спал. Оперевшись на меч, встречал он утренние зори и, наконец, на четвертое утро решился на какое-то чудесное дело. Он оделся во все красное, обернул голову желтым и сказал:

           Кто из моих подвластных меня понимает.
           Тот пусть придет сам.
           Кто моего языка не знает.
           Тот пусть придет с толмачем.

Он известил весь свой эль, один конец которого находился на Енисее, а другой - в Учарале, и послал за своими чоро и шестьюстами аксакалами.

Посланные пришли к ним в страхе и растерянности, говоря между собой: - Манас уже три дня не спит, его гнев из сердца вытекает наружу, он сам себя беспокоит и тревожит, на его веки выпал снег, он потемнел, как разбушевавшаяся грозовая туча.

                    Услышав это, чоро призадумался в страхе:
                   - Что еще задумал Канкор? Какие новые чудеса?
                   Нельзя постигнуть, что предпримет в гневе наш Канкор.
                   Он уничтожит нас преждевременно, раньше смерти.
                   Целый род уничтожит без остатка.
                   Нет врагов, что могут противостоять ему.
                   Мы стерли в порошок многие народы,
                   Не осталось уж ему противника для сражений.
                   Кроме разве Бейджина.
                   Так думали все в тревоге.
                   - Где же этот гневный Канкор
                   Выискал себе нового противника?
                   Неужели мы двинемся на Какан?
                   Его городов никто не видел.
                   Как мы понесем туда войну?
                   Как мы пойдем на Бейджин,
                   Когда он находится на расстоянии пяти месяцев пути?
                   Мы напрасно навлекаем на себя новые тревоги.
                   Манас, вырядившись в красные одежды.
                   Наверно навлечет на киргизов беду.
                   Манас, облекшись в красную ткань,
                   Наверно задумал новое, страшное.
                   Манас, обмотав голову желтой повязкой,
                   Наверно намерен совершить страшное дело. -
                   Так толковали втихомолку многие,
                   И тревожились о новых бедах, ожидающих киргизов.
                   Все калмыки, обращенные в мусульманство,
                   Все, и стар и млад,
                   Побледнели от печали.
                   Все монголы, обращенные в мусульманство.
                   Говоря о новых трудностях.
                   Побледнели от печали.
                   Батыр - арстан Манас
                   Был гневен, и страшен был его облик.
                   Верхняя губа его сурово приподнимается,
                   Его нос подобен холму,
                   А переносица - горному хребту.
                   Его гнев силен, как булатный меч.
                   Глаза его - как заливы озер.
                   Если он свирепо посмотрит на человека
                   То уничтожит, будто проглотил.
                   Если увидишь его облик.
                   То подумаешь, что он победил аджидара.
                   Как будто он сотворен
                   Из сплава золота и серебра,
                   Как будто он, сотворен
                   Из подпорки между небом и землей,
                   Как будто он сотворен
                   Из луны и солнца.
                   Земля выдерживает его мощь
                   Только благодаря своей толщине.
                   Как будто он сотворен
                   Из волны подлунного моря.
                   Как будто он сотворен
                   Из лучей луны и солнца.
                   Выразительный облик, острый взгляд, -
                   Если он скажет слово, то оно поражает многих.
                   У него сердце тигра и каменные мышцы.
                   Его спина широка, а ресницы - подобны пикам (28).

 

 

© Copyright 2004-2017. Кыргызский эпос "Манас". Все права защищены.