Яндекс.Метрика

Глава XIII. Сейтек. Юные годы Сейтека

Когда Сейтек и Кульчоро подъехали к табунщикам, Карагул увидел Кульчоро и рассвирепел:

- Дайте этому вьючному рабу Кульчоро по его заслугам! - приказал он.

Табунщики, как бывало и раньше набросились на Кульчоро и начали его избивать. Сейтек, видя это, не выдержал, схватил пику и с кличем "Манас"! бросился на них. Он убил Карагула и всех, кто избивал Кульчоро, и только Бозбала оставил в живых.

Расправившись с нами, Сейтек зарезал жирную кобылу, расположился станом и стал пировать.

Пока он пирует и устраивает развлечения, мы расскажем, как ездил Карадоо в поисках лекаря Момунджана.

Был этот Момунджан другом Семетея.

Взяв письмо от Айчурек и захватив с собой шесть скакунов, Карадоо разыскивал его и побывал в Мекке, Медине и Багдаде. В Багдаде стражники города поймали его и хотели бросить в зиндан, но как только он показал им письмо от Айчурек, они освободили его.

Момунджан как раз в это время был в Багдаде. Когда он встретился с Карадоо и услышал от него весть о гибели Семетея, он горько заплакал.

- Момунджан, - сказал ему Карадоо, - батыр Кульчоро тяжело ранен. Если от тебя не будет помощи, то нет надежды на его выздоровление.

Лекарь Момунджан сразу согласился ехать с ними, и они, не останавливаясь ни днем, ни ночью, пустились в обратный путь.

В поисках Кульчоро подъехали они к месту, где находились табунщики, и были сильно удивлены, когда увидели, что Кульчоро и Сейтек беззаботно развлекаются в своем стане. Момунджан велел зарезать собаку, добавил к ее мясу лечебные снадобья и приложил все это к лопатке Кульчоро. От этого раны у Кульчоро зажили, и он стал таким же могучим, каким был прежде.

Чтобы испробовать силу Кульчоро, Момунджан дал ему в руки копье и велел ударить им по камню, величиной с юрту. Камень от его удара разбился вдребезги.

Обрадованный Кульчоро подумал: "Бог поправил мое дело, ко мне вернулась прежняя сила. Киргизский народ в Таласе стонет под игом врага. Мой аба Бакай стал рабом, а Каныкей - рабыней. Пока я не выпью кровь Канчоро и Кыяса, пока я не отомщу им, нельзя мне спокойно жить на свете".

Он надел на себя доспехи, подаренные ему Айчурек, взял оружию и стал готовиться к боям.
Кульчоро рассказал Сейтеку про завещание Семетея, и Сейтек на это ответил:

- Еще в этом году я отомщу за отца. Иначе жить на свете не буду!

***

Айчурек, живя на чужбине, часто вспоминала о своем родном народе и родной земле. Она никогда не забывала про те мученья, которые ей причинили Канчоро и Кыяс. День и ночь мечтала она об одном - как отомстить Кыясу и отрубить ему голову.

Однажды утром с притворной лаской подала она Кыясу арак. Когда он опьянел, то стал хвастаться, вспоминая про то, как он победил Семетея, и начал восхвалять свою храбрость. Айчурек льстиво соглашалась с ним.
- О, мой торе, мой хан! Твоя храбрость и удальство известны всему миру!

Послушай мои слова: твой сын уехал к табунщикам. Прошло уже много дней, а от него нет известий. С ним наверное случилось какая-нибудь беда. Господин мой, дай мне Тайтору, я сама поеду и привезу его.

 

 

© Copyright 2004-2017. Кыргызский эпос "Манас". Все права защищены.