Яндекс.Метрика

Глава XIII. Сейтек. Рождение Сейтека.

Так, умоляя, упал Кульчоро на колени. Но Канчоро ударил его секирой по затылку. Кульчоро, едва не потеряв сознания, еле-еле удержался и с трудом поднялся с колен. Собрав свои последние силы, размахнулся он мечом и ударил Канчоро, но не убил его, а только отхватил мечом полу его бешмета.

Подоспевшие джедыгерцы схватили Кульчоро, связали ему руки, разрезали ему правую лопатку, вырезали мышцы, опутали его тело железной цепью и навьючили на мула. Мучительные крики Кульчоро достигали неба. Он громко рыдал, обливаясь слезами.

Когда был повержен Кульчоро, еще более возгордился Канчоро. Он возвеличился так, словно его тело не могли поглотить ни земля, ни вода.

- После того, как воспитавший меня с колыбели Семетей оскорбил меня, я убил Сарыхана и связал Кульчоро. Смотри, Кыяс, если ты не послушаешь меня, то я и с тобой так же покончу! - грозно кричал он. - Не давай зажить ранам Кульчоро, пусть не наполняется его тело кровью. Оставь его таким, чтобы он еле-еле мог жить. Бей его по два раза в день, сделай его рабом-табунщиком. Знай, что если ты только дашь ему набраться сил и залечить раны, то сам себе сделаешь зло, и он покончит с нами. Кульчоро никогда не перестанет мстить. Недаром говорит пословица: "Кто пожалеет врага, тот сам будет ранен". Ты его не жалей! - так повторял он много раз свой наказ Кыясу.

Канчоро сел на трон Манаса и стал управлять народом. Никто в народе не смел вспоминать о Семетее, никто громко не смел назвать его имя. Все говорили: "Этот сад вырастил Канчоро, этот золотой трон - трон Канчоро". Всех, кто осмеливался вспоминать о Семетее и произносить его имя, Канчоро беспощадно убивал.

Канчоро, став ханом, обручился с женой Семетея - Чачикей. Заняв золотой трон Манаса, он наложил огромную дань на киргизов и на маленький род аргынцев. Он жестоко властвовал над народом. Кровавые слезы потекли из глаз народа под его владычеством. К тем, кто вспоминал Семетея, горько оплакивая его, тайно проникали в дом посланные Канчоро и творили над ними жестокую расправу.

Не выдержав этих жестокостей, народ стал рассеиваться и разбредаться по чужим краям. Некоторые, видя, что Айчурек осталась беременной, возлагали свои надежды на еще не родившегося ребенка.

- Если родится мальчик, - говорили они, - он отомстит за отца. А пока приходится выполнять все, что требует Канчоро.

Старики - джедигерцы, собираясь вместе, тоже хулили Канчоро.

- Канчоро, - говорили они, - сделал зло своим братьям Семетею и Кульчоро, чего же нам ожидать хорошего от этого нечестивца? В конце концов он и с нами сделает то же, а непутевый Кыяс вместе с ним доконает весь наш народ.

Канчоро приказал своим палачам гонять старика Бакая, как козла на козлодрании. Палачи, потешаясь над ним, на скачках терзали его, рвали во все стороны и выдрали ему бороду и усы. По ночам его отдавали на избиение старухам. Бакай проклинал Канчоро.

Ко дворцу Айчурек пришел однажды Акджолтой и увидев, что она горько плачет, сам обливаясь слезами, спросил ее:

 

 

© Copyright 2004-2017. Кыргызский эпос "Манас". Все права защищены.