Яндекс.Метрика

Глава XII. Семетей. Бой с Кыясом и смерть Семетея.

И с этими словами Семетей своей секирой разрубил котел на две части.

Канчоро в это время, в ожидании войска Кыяса, все время смотрел на дорогу и вдруг увидел клубы густой пыли. Это приближалось войско Кыяса. В радости он решил, что настала наконец пора покончить с Семетеем.

Он поспешил к Семетею и стал говорить ему так, словно желал уберечь его от опасности:

- Абаке! Наши сны и наши дела превратились в прах. Стоя в дозоре, я увидел, что идет войско, от которого трясется земля. Сила его такова, что не только нам, а всему миру не устоять против него. Вглядевшись, я увидел, что это идет род Джедыгер во главе с Кыясом. Видимо, они идут за куном Толтоя. Вместе с тобой. Семетей, я участвовал во многих походах и битвах, видел многих батыров и великанов, но такого, как Кыяс, еще не встречал. Человек к нему подойти не может, а если подойдет - жизни лишится. С Кыясом нельзя спорить, и надо отдать ему кун заТолтоя. Покоримся ему и подымем его на ханство в Таласе. Отдадим ему дары во главе со скакуном Суркоёном, встретим его, как подобает встретить хана. Услыхав это, Кульчоро вскочил с места, словно уколотый иглой.

- Будь ты проклят, чоро! Ты всегда лицемеришь! Пусть тебя покарают духи Манаса, Алмамбета и Чубака! Сразу видно, что душа твоя нечиста. Ты верно сам вызвал письмом Кыяса. Ты хочешь добить Семетея и завладеть как добычей его женой Айчурек... Можно ли считать тебя честным, если сам ты готовишь такой конец нашему абаке?

Так разоблачил Кульчоро замысел предателя, но Канчоро сделал вид, что не обратил на это внимания и, продолжая притворствовать, сказал:

- Если у вас в руках сила и если я изменил - не жалейте меня.

Семетей, узнав о предательстве Канчоро, стал кусать себе большой палец и плакать, говоря:

- Напрасно я кормил врага, считая его своим другом. Теперь я должен за это умереть в бесчестии. Моя мать Каныкей все это предвидела и тысячу раз наказывала мне, что надо покончить с Канчоро, но я не слушался ее. Теперь он стал предателем, раскрыл все тайны Кыясу и тем погубил меня. Я сам виноват в этом, так и надо мне!.. - размышлял Семетей, опершись на свою пику.

Сивогривый батыр долго мучился так в раздумье, не зная, что предпринять. Но какая польза от таких мыслей? В конце концов он подседлал Тайтору, лучшего коня после Тайбуурула, и смело выехал навстречу Кыясу.

Прежде, когда Семетей выезжал на битву, его окружали яростно рычащие тигры, позади полз аджидар, а над головой летала огромная птица, выпустив, как шупальцы, свои когти, готовая к нападению. Теперь не стало того, что было раньше.

- Что же это - за диво? Видно кончились мои светлые дни на земле и смерть меня настигает, - так в тоске размышлял Семетей.

Сев на коня, он переехал через холмы и увидел перед собой наступающее войско джедыгерцев. Их было столько, сколько бывает в муравейнике муравьев.

Увидев Семетея и Кульчоро, воины-джедыгерцы с кличем "Кыяс!" ринулись в бой.

Семетей, опершись на пику, с печалью и горькой досадой размышлял:

 

 

© Copyright 2004-2017. Кыргызский эпос "Манас". Все права защищены.