Яндекс.Метрика

Глава XI. Семетей. Смерть Конурбая.

Бакай, обратив свое лицо на запад, простер свои ладони и стал благословлять Кульчоро:

- Сын мой! Пусть тебе поможет праотец Манас, пусть не останется в живых тот, кто выступит против тебя!

Пусть сопутствует и ведет тебя сила!
Выступивший против тебя враг пусть исчезнет!
Сыргак, Чубак и отважный лев Манас
Пусть помогут тебе, сын мой!
О Кульчоро, мой жеребеночек,
Глядя на тебя я испортил свое зрение,
Доволен я, о сын мой, тобой.
Этому самоуверенному Калче ты отомстил за мои обиды.
Аксакал Бакай, твой аба,
Готов отдать тебе свою жизнь.
О ты, обогативший весь мир,
Милый мой птенчик!
Отомстивший за семь праотцов,
Ты, единственный тигр мой!
О жеребеночек мой, Кульчоро!

Пришлось мне видеть батыров и львов,
В этом, сотворенном за шесть дней мире.
Из среды этих батыров
Я тебя считаю самым могучим львом.
Свой киргизский народ защищающий,
Могучий лев, к нападению готовый,
Несчастному сироте великого Манаса
На счастье ты создан.
Ты невиданный в мире лев!
Желаю тебе, сын мой, успеха в твоих делах!
Выступающий против тебя враг пусть погибнет!
Нечестивого сына калдаев,
Храброго хана Конурбая
Ты, пленив, привез своему аба.
Коня этого нечестивца, крылья его.
Преподнес ты Бакаю.

За это, сын мой, будь долговечен!
Выступающий против тебя враг пусть погибнет!
Сын мой, твои дела не забудутся.
Пусть исполнятся все твои желания.
Аргынцев и киргизов немногочисленный народ,
Сын мой ты должен сохранить.
О Кульчоро, жеребеночек ты мой!
На старости твоему абаке
Ты единственная опора, мой батыр!
За меня, иссохшего старика,
Начни жестокую битву.
Этих, кипящих гневом, китайцев
Бесчисленное множество уничтожай.
Сын мой, помни, смертные все умирают,
Храбрый же человек смерть с презрением встречает!

Сказав это, он дал Кульчоро свое благословение и послал его снова в кровопролитное сражение.

Семетей, Кульчоро и Канчоро, все трое сражались с многочисленным войском китайцев, кололи пиками, рубили мечами, а подступавших еще ближе рубили на мелкие куски секирами.

Против напора трех львов китайцы не могли устоять. Их глазам киргизы казались великанами. Среди китайцев не оказалось больше сильных и смелых батыров, могущих противостоять натиску киргизов, и они бросились в бегство по направлению к Бейджину.

В пословице говорится: "Бегущих врагов и женщины бьют". Так было и здесь. Киргизские батыры били китайцев, как коршуны бьют воробьев. Много было оставшихся без коней и бегущих пешими, еще больше было получивших ранений, не могущих передвигаться и стонущих от боли.

Оскалив зубы, как снопы, валялись трупы коней, от трупов воинов с взъерошенными усами образовались горы. Трупов павших в битве воинов было так много, что человеку негде было пройти. Вслед за бегущими китайцами, избивая их, шли киргизские войска.

До бейджинского хана дошел слух, что все знатные и сильные батыры его погибли и войско бежит обратно. Услышав эту весть, бейджинский хан выслал для переговоров Айджанджуна с богатыми дарами, с тем, чтобы он остановил киргизов. Посланник китайцев встретился с киргизскими войсками на урочище Хандынкороол. Подъехав к Семетею, он сказал:

 

 

© Copyright 2004-2017. Кыргызский эпос "Манас". Все права защищены.