Яндекс.Метрика

Глава XI. Семетей. Смерть Конурбая.

Гарцуя на Тайбууруле, Кульчоро служил посредником между китайцами и киргизами. Когда было договорено о примирении врагов, Конурбай, Нескара и сорок ханов направились к Семетею для переговоров.

Кульчоро сказал Конурбаю и приехавшим с ним:

- Подойдите пешими, сойдя со своих коней, а с той стороны Семетей с Бакаем тоже подойдут пешими.

Так он добился, чтобы они сошли со своих коней.

Когда Конурбай и его приближенные отошли на далекое расстояние от своих коней, Бакай с Семетеем, готовые к бою, увидели это и стали говорить:

- Не пора ли наступать? Будет ли нам еще известие от Кульчоро?

А Конурбай, пройдя немного вперед, вдруг вспомнил, что Алгара остался далеко позади, и от одной мысли, что он идет к Семетею пешим, он почувствовал сильную робость.

- Что случилось со мною? - подумал он. - Видно меня бог наказал! Кульчоро, наверно, изменил и обманул меня.
В страхе он стал думать, как бы ему вернуться обратно.

- Подлеца и врага напрасно я называл своим родичем, напрасно я поверил ему, видно смерть моя настала! - повторял Конурбай, кусая себе пальцы.

А Кульчоро между тем все торопил его и, гарцуя на Тайбууруле, старался наступить ему на пятки. Тогда Конурбай и Нескара со своими сорока ханами поняли все и, сбившись в кучу, стали говорить между собой:

- Напрасно мы поддались собаке киргизу, имеющему против нас месть от праотцов! Не для примирения с Семетеем привел он нас сюда, а чтобы убить! Лишив нас коней и оставив пешими, бог действительно ударил по нашим плешивым головам. Что же мы теперь будем делать? - в отчаянии повторяли они и рвались к своим коням.

А Кульчоро, встав на их пути, загородил им дорогу. Тогда сказал Конурбай:

- Перевалив за восемьдесят лет, мои года достигли девятидесяти. Дожив до такого возраста, я многих великих батыров обманул, но никогда еще сам не был обманут. Я был и героем и могучим бесстрашным львом, а теперь нажил себе врага сильнейшего и попал со своей силой в ловушку. Это - моя ошибка, и я отвечаю за нее сам. Равных по силе мне не было, а теперь я несчастному сироте сам дал связать себя. Что сделалось со мной? Ведь только вчера мои аяры предсказывали мне: "От этого родича ты увидишь много плохого, и от него ты умрешь". А я что на это ответил? - "Я срублю ваши головы! Называя моего родича врагом, вы хотите снова поселить между нами ссору". Не говорил ли я так? Не поняв коварства Кульчоро, я оказался слепым! О мои ханы, видно мы теперь обречены на смерть. Будем же сражаться, не жалея себя! Если кто-либо из нас останется в живых, расскажите про случившееся Эсенхану все с начала до конца, пусть он за меня отомстит Семетею.

Сказав эти слова, Конурбай стал готовиться к смерти и высказывать богу свои неисполненные желания.
Кульчоро обратился к Конурбаю:

- Что ты хорохоришься? Я не убивал твоего отца Алооке. Самое большое, если Тайбуурул слегка наступил тебе на пятку. Что же ты на это так гневаешься?

- Сказав так, он вынул из-за пазухи секиру и ударил Конурбая по затылку. Конурбай, перевернувшись несколько раз в воздухе, упал вниз головой и впал в беспамятство.

 

 

© Copyright 2004-2017. Кыргызский эпос "Манас". Все права защищены.