Яндекс.Метрика

Глава XI. Семетей. Кульчоро обманывает китайцев

Весь народ пришел в ужас от слов Конурбая. Собираясь толпами, полные страха, они не знали, что делать.

В это время в стан китайцев прибыл Кульчоро. Одетый в стальную бронь, он появился на пиру, как посол. У китайцев при виде его от испуга чуть было не выскочили сердца.

- О, как грозен его вид! Если это враг, он не оставит нас в живых! Как готовый к прыжку голодный тигр, он, кажется перебьет всех нас! - говорили они, перешептываясь между собой.

А Конурбай, позвав Нескару, сказал:

- Кроме тебя не осталось ни одного человека, который мог бы противостоять врагу. Этот батыр прибыл, чтобы напасть на нас. Выручи нас, выйди с ним на поединок. Если же не справишься и увидишь, что сил твоих не хватает, сейчас же убегай и укройся среди многочисленного нашего войска, а мы как-нибудь спасем тебя.

Сказав это, он выслал Нескару на поединок.

Страшась уже одного вида Кульчоро, но стыдясь Конурбая, Нескара неохотно, против воли вышел сражаться. А Кульчоро в это время, подъехав к Конурбаю, на китайском языке сказал:

- Благополучно ли живете, мои дорогие родственники? Вы может быть удивляетесь, что я вас называю родственниками? Прадед мой был Чылыба. У него были сыновья Алооке и Азиз-хан. От Алооке-хана родился Конурбай, а от Азиз-хана родился мой отец Алмамбет. Алмамбет ушел к киргизам, и я родился в Киргизии. Конурбай, таким образом, приходится мне дядей. Не зная, что я китаец, я был душой и телом предан киргизам. Только вчера я узнал о том, что по происхождению я китаец, и тотчас же поехал разыскивать своих родственников. Разграбив и разгромив киргизов, я оставил сына кровопийцы Манаса - Семетея голодным на необитаемом холме и приехал сюда.
Хан Конурбай! Если за то, что я жил в Киргизии и был рабом киргизов, ты хочешь меня убить - вот тебе моя покорная голова, но вспомни, что я прихожусь тебе племянником! Прими меня как родственника в сражении с вашими врагами я буду вам верным товарищем. Живя среди киргизов, я даже не знал хорошенько, что такое вера. Дай мне божка, и я перед ним покаюсь.

Говоря так, Кульчоро завоевал у всех полное доверие.

Конурбай пригласил к себе самого старейшего ламу. Лама принес с собой сделанного руками божка. Конурбай, взял из его рук божка и передал его Кульчоро.

- Брось все киргизские обычаи и привыкай к новым обычаям, - сказал он.

Если я не признаю тебя родственником,
Пусть этот идол меня покарает!
Если ты задумаешь недоброе,
Пусть он покарает тебя!
Если ты прибыл с открытой душой,
Я провозглашу тебя ханом Бейджина,
И отдам в твои руки бразды правления.
Если я не выполню своего обещания,
Пусть вылезет моя борода!

Возьми моего коня Алгару, а если тебе этого мало, налив в кожаную посуду, возьми мою кровь, - и он поклялся ему в верности.

После этого Конурбай и Кульчоро, как родственники, крепко обнялись. Конурбай сказал:

- Я состарился, я уже больше не могу властвовать, и мне осталось только умереть. Я передаю тебе управление над всеми сорока родами китайцев. Благополучие и неблагополучие их будет теперь зависеть только от тебя. Я стар. Позволь мне жить в покое и возьми все дела в свои руки. Алмамбет, бежав, перешел к киргизам, а ты, хотя и родился среди киргизов и принял их наружность и язык, все же, имея чистое сердце и душу, сам вернулся по доброй воле к нам.

 

 

© Copyright 2004-2017. Кыргызский эпос "Манас". Все права защищены.