Яндекс.Метрика

Глава XI. Семетей. Кульчоро обманывает китайцев

Прошлую вину твою поэтому я простил тебе и до самой смерти тебе благодарен.

Еще много раз восхвалял его Конурбай, повторяя:

- Сыну великого хана не к лицу быть на положении бродяги. Вспомни, где твой народ и твоя земля! Забудь киргизские обычаи и прими китайскую веру.

Кульчоро, оказав соответствующее почтение Конурбаю, и еще раз преклонившись перед божком, ударял себя по груди, а сам думал про себя:

- Как бы мне обмануть тебя, взять в плен, отрубить тебе голову и отомстить за отца моего Алмамбета.

Конурбай и Нескара вполне поверили тому, что Кульчоро перешел на сторону китайцев. Доказательством его перехода для них было то, что он прибыл на Тайбууруле, одетый в Семетеев аколпок.

После того как Конурбай уверился в верности Кульчоро, он сказал ему:

- Мы тебя провозгласим ханом вместо Эсенкана.

Вместо твоего имени Кульчоро мы дадим тебе китайское имя. Известив повсюду, куда только может достигнуть слух и зрение, мы устроим великое народное празднество в честь твоего провозглашения ханом. Если киргизы не послушаются и не покорятся нам, будем гнать их до Мекки и Медины - главных городов их веры.

С того времени Кульчоро поселился среди китайцев.

Однажды Конурбай позвал Кульчоро к себе и сказал ему:

- Я провозгласил тебя ханом, и с сегодняшнего дня ответственность за благополучие народа сорока двух китайских ханов лежит на тебе. В настоящее время самым злейшим врагом нашим является сын Манаса - Семетей. Если мы не уничтожим его или, договорившись и помирившись, не сделаемся с ним друзьями, дела наши не поправятся. Наши аяры, взвесив все достоинства Семетея, предсказали мне: - "Конурбай, ты примешь смерть от руки Семетея". Если же мы все трое объединимся - Семетей, ты и я, тогда не останется во всем мире никого, кто бы мог пойти против нас. Я Семетея хорошо проверил. Его храбрость и отвага куда выше храбрости и отваги его отца. Дожив до глубокой старости, я видел много батыров и великанов, но никогда еще не встречал такого, как Семетей. Ах, почему Семетей не родился моим сыном! - и он предался мечтам. - Если Семетей послушает тебя, постарайся примирить нас с ним и сделай нас друзьями. Не только за его отца Манаса, но и за всех предков его я готов уплатить выкуп. Если он согласится, то я, оповестив весь китайский народ, устрою великое народное празднество и провозглашу его ханом. Что бы он ни захотел, я все постараюсь выполнить. Помири же меня с Семетеем! Остерегайся только, чтобы Бакай не услышал и не узнал об этом, а то он уговорит Семетея, чтобы тот со мной не вступал в дружбу. Поэтому мои слова Семетею передай, когда с ним не будет Бакая. Если Семетей согласится помириться и стать моим другом, скорее скачи ко мне за великой наградой. Если же он не согласится, то, не ссорясь с ним, возвращайся обратно. Тогда, призвав могучих батыров из Бейджина, мы снова начнем кровопролитную войну. Скорее, садись же на моего коня Алгару и поезжай!

Кульчоро обрадовался про себя, но не показал вида и подумал:

 

 

© Copyright 2004-2017. Кыргызский эпос "Манас". Все права защищены.