Яндекс.Метрика

Глава XI. Семетей. Кульчоро обманывает китайцев

- Бог, кажется, хочет послать мне удачу. Исполнится моя мечта, и я возьму в плен Конурбая!

А Конурбаю он сказал:

- Абаке! Я не заставлю тебя повторять мне эти слова вторично. Если твое желание заключается в том, чтобы стать другом Семетею, это поручение я легко выполню. Зачем мне ехать на Алгаре, я поеду на том же Тайбууруле, на котором приехал сюда. Свет мой! Не бойся Бакая. От старости он теперь потерял память и совсем опустился. Его нельзя считать мертвецом, потому, что он не в могиле, но и живым назвать его нельзя. У него на уме только сон да еда, кроме этого он ни о чем и не думает. Жди меня семь дней, а если по прошествии семи дней я не возвращусь, значит меня или взяли в плен или убили. Через семь дней, если я не вернусь, можешь мстить за меня.

Получив от Конурбая благословение, Кульчоро направился к Семетею и, приехав к нему, радостно сказал:

- Аба! Бог исполнил нашу просьбу. Ради того, чтобы погубить Конурбая, я изменил киргизам и, ответив врагам, что стал китайцем, я поклонился их идолу. Пусть простит мне это бог! Если же он захочет наказать меня за то, что я забыл мусульманскую веру - вот моя голова! Поганец, подобный самой большой горе, теперь попал в наши руки. Сказав им, что я по происхождению китаец, я обманул бесчисленных китайцев. Если мы не возьмем сейчас Конурбая хитростью, то даже если будем с ним воевать еще сорок лет, мы не заставим его подчиниться нам. Воюя с ним даже и восемьдесят лет беспрерывно, мы не заставим его склониться перед нами. Хотя и состарился Калча, он имеет еще достаточно сил для борьбы со многими тысячами. Если мы не войдем к нему в полное доверие, если мы не возьмем его обманом, то нет надежды, чтобы он нам поддался.

Услышав Кульчоро, Семетей обрадовался так, как будто его отец Манас воскрес, и стал громко смеяться.

- Ты на моем челе, как само   солнце, о брат мой и лучший советник! Ты подобен отточенной стали! Замани в ловушку и положи передо мной собаку Конурбая. Если он попадет тебе в руки, зарежь его, как жертвенное животное. Но помни, что Конурбай не шуточный враг. Будь очень осторожен. Смотри, чтобы не получилось так, что Тайбуурул окажется его военной добычей, а ты сам погибнешь. Ты идешь сейчас в самое сердце не достигнутого даже всемирным потопом, Бейджина. Ты идешь в самые горящие угли китайцев.

Сказав это, Семетей вдруг горько заплакал. Возмутился этим Кульчоро и стал говорить:

- Ты всегда теперь так поступаешь, аба! Когда мы, собираясь пленить Конурбая, радуемся этому, ты плачешь, предсказывая недоброе. Такой поступок не достоин ни только героя, но и простого мужчины. Ведь если умру я - умрет только один из твоих рабов. Если мне суждена смерть, приласкай моего коня Суркоёна, и скажи ему:
- "Умер твой господин!"

Сказав это, Кульчоро надел аколпок, сел на Тайбуурула и поехал. Глаза его горели как угли, встретившийся ему враг, наверно, был бы уничтожен. Увидев еще издали подъехавшего Кульчоро, Конурбай подумал: -Душа его, оказывается, белее молока. Если бы у него на душе было нечисто, он не приехал бы обратно. Я ему теперь во всем доверяю. - Обратившись к своим приближенным, он приказал:

 

 

© Copyright 2004-2017. Кыргызский эпос "Манас". Все права защищены.