Яндекс.Метрика

Глава XI. Семетей. Кульчоро обманывает китайцев

С этими мыслями, отпустив поводья Тайбуурула, он поехал опять к Семетею. Войдя к нему и позвав Бакая, Сары-хана и Канчоро, он сказал им:

- Когда я назвал Конурбая своим родственником, я сказал ему, что жестоко ошибался до сего времени. Я говорил с ним сладким, как мед, языком, и мне удалось обмануть его. Конурбай теперь в наших руках, бог исполнил нашу просьбу. Если Конурбай попадет тебе в руки, не жалей его, абаке! Отомсти китайцам за все обиды! Они согласились уплатить кун за убийство Манаса и дорогих наших сивогривых. В скором времени я уничтожу всех прославленных китайских бойцов.

Бакай остался очень доволен Кульчоро и сказал ему:

- Если в старости ты мне отдашь в руки Конурбая, то у меня больше не останется желаний. Тогда Бакай-аба поклонится такому мальчику, как ты, мой милый! Возьми находящегося подо мной коня, а если и этого мало, налей в кожаную посудину мою кровь. Ради бога, ради меня, ради оставшегося от твоего отца народа, дай мне в руки собаку Конурбая, чтобы я мог отомстить за все старые обиды.

Семетей тоже восхвалял подвиги, геройство и отвагу Кульчоро.

- Пусть благословит тебя бог, мне нечего тебе советовать, у тебя есть свой ум. Если я возвеличусь, ты мне всегда будешь другом, а если я буду падать, ты будешь моей опорой. До самой смерти я буду благодарен тебе. Поскорее же дай мне в руки Конурбая! Куда бы ты ни пошел, что бы ты ни делал, знай, что мы все готовы тебе помогать.

Кульчоро так отвечал Семетею:

- Айкел-аба! Послушай меня: я дам тебе в руки Конурбаева коня Алгару. Если китайцы выйдут тебе навстречу и будут тебе кланяться, то ты, возгордившись, как женщина, смотри, не отдай им назад Алгару! Если мы разлучим Конурбая с его Алгарой, то придет его конец. Конурбай обманывал Манаса шесть раз, а теперь, если бог даст, и мы его обманем.

Я вам расскажу заранее о том, что я намерен сделать. Когда я возвращусь к китайцам, то тотчас встану перед их идолом и произнесу перед ним клятву. Если у вас есть подозрения, что Кульчоро изменил и перешел к китайцам, то лучше говорите мне правду сейчас же! Поймите, что если я не войду в полное доверие к Конурбаю, он мне не поддастся. Взять Конурбая в руки дело нелегкое. Если Конурбай поверит мне, он будет обманут, если же не поверит и я его не сумею обмануть, то буду гнать его до самого Бейджина.

Сказав так, Кульчоро опять сел на Тайбуурула и надел на себя аколпок. А Семетей, вручив знамя в руки Бакая, со своим многочисленным войском пришел на берег реки Юрюльме и остановился там.

Пусть Бакай, поставив знамя, остается пока на месте, а мы посмотрим, что делается у Конурбая.

Кульчоро, не останавливаясь, быстро приехал к Конурбаю и Нескаре, упал на колени и стал молиться перед идолом. Конурбай и Нескара, увидев это, сказали друг другу:

- Оказывается, Кульчоро верит по-нашему крепче, чем мы с тобой.

После этого начался пир. В то время, как Конурбай, Нескара, Кульчоро и другие знатные китайцы предавались увеселениям, вошел аяр Сынчи (87) и начал осматривать Кульчоро. Оглядев его со всех сторон, он сказал Конурбаю:

 

 

© Copyright 2004-2017. Кыргызский эпос "Манас". Все права защищены.