Яндекс.Метрика

Глава XI. Семетей. Переход Акаяра на строну киргизов.

- Кто будет в ответе за жизнь стоящих здесь многочисленных киргизов? Кто выполнит обязательство перед народом? Кто выйдет на поединок? Недостаточно указать на первого попавшегося - "вот он, мол, выйдет на поединок", нельзя выходить на бой без разбора. Нужно, чтобы вышел подходящий для этого, самый отважный герой, способный одержать победу. Всякому смертному когда-нибудь все равно суждена смерть. Если мы убьем самого Конурбая, то как бы ни было многочисленно его войско, оно не устоит даже и такое время, за которое может свариться мясо.

С давних пор и беспрерывно китайцы не давали и не дают нам жить и умереть спокойно. Поэтому будем гнать их до самого Бейджина! Если не выйдет на поединок хотя бы один из отважных наших молодцов и не задержит этим передовые отряды китайских войск, тогда все многочисленное войско их двинется на нас. Эх, если бы от наступившей старости не убыли мои силы, тогда я, не сказав ни слова, сам вышел бы в бой! Когда Манас был в силе, а я был еще молод, враги не смели показаться в Таласе!

Так Бакай горько жаловался на свою старость и бессилие.

В это время к Бакаю и Семетею пришел готовый к бою Канчоро и сказал:

- За мой народ, задуши умерших праотцов, за родную землю я попытаюсь сразиться с Конурбаем. Если пришло время - умру, а если не умру - отомщу за сивогривых. Благословите меня на этот подвиг! Я хотя и живу среди вас, нахожусь у вас на положении раба. Если богу будет угодно и я окажусь победителем над Конурбаем, уничтожьте мое рабское положение и провозгласите меня ханом Аргынского рода.

Семетей ответил ему:

- Кто тебя считает рабом? Я, ты и Кульчоро - все мы трое родные. Кульчоро или Канчоро! Из вас двоих пусть выходит на поединок, кто хочет. Китайцы крепко наступают, спасите киргизов от китайского нашествия. Если вам в руки попадет Конурбай, отрубите ему голову, распорите живот и напейтесь досыта его крови. Сделайте так, чтобы вторично они не могли придти. Эта распря начата не теперь и не нами, а при жизни семи поколений наших отцов мы боремся с ними. Прадед наш Кара-хан, затем Манас, Алмамбет, Чубак - все они погибли от китайцев. Отомстите же за старую обиду!

Бакай и Сарыхан зарезали белую кобылицу и, возложив на свои шеи пояса, сказали благословляя Канчоро:
-Добейся, чтобы киргизы были вверху, а китайцы внизу.

Получив благословение, Канчоро ударил в барабан и выехал сражаться один.

Въехав на вершину горного хребта, он увидел перед собой многочисленное войско, от которого сотрясалась земля. Войско это вел сам Конурбай, ехавший впереди. Призвав к себе сорок ханов, он обратился к великану Чандояку, сыну Коджоджаша, и приказал ему:

- На поединок выходи ты. Если ты уничтожишь Кульчоро и Семетея, оставшиеся киргизы не смогут долго устоять. Когда мы были в Бейджине, каждый из вас говорил, что у него хватит силы победить весь мир, а теперь у вас не хватает силы даже на одного Кульчоро. Вы дали возможность убить Джееджельдета и освободить Тайбуурула. Чандояк! Твоего отца Коджоджаша во время Великого похода убил Алмамбет. Разве ты не хочешь отомстить за него? Особенно постарайся убить Семетея. В трудный миг Кульчоро, возможно, согласится перейти к нам. Смотри, используй это! - сказав так, он направил Чандояка на поединок.

 

 

© Copyright 2004-2017. Кыргызский эпос "Манас". Все права защищены.