Яндекс.Метрика

Глава XI. Семетей. Тайбурул попадает в руки Конурбая.

Сказав так, Конурбай выехал навстречу Шаимбету. Увидев Конурбая, Шаимбет обрадовался тому, что против него едет враг, которого он долго искал, и, погнавшись за ним, ударил его копьем. Удара Шаимбета Конурбай даже не почувствовал и еще больше убедился в его слабости. Желая узнать, что он будет делать дальше, Конурбай притворился убегающим. Шаимбет, думая, что Конурбай и вправду бежит от него, стал грозно кричать:

- Остановись! Если даже ты спрячешься под землю, я все равно и там тебя достану!

Конурбай остановился, и когда раззадоренный Шаимбет приблизился, он схватил его за шиворот и положил под себя на седло.

Захватив Тайбуурула, Конурбай возвратился к своим великанам и с радостью сказал им:

- Я нарочно не убил киргизского батыра, чтобы вы его сделали коровьим пастухом. А Тайбуурул теперь наш!

Он вытащил из-под себя Шаимбета и передал им. Китайцы, поверив, что Конурбай привез в тороках одного из могучих киргизских батыров, радовались и ликовали. Они не давали Конурбаю прикоснуться ни к земле, ни к воде и, нося его на руках, громогласно восхваляли его. Конурбай и сам хвалился, рассказывая про свой подвиг.

- Семетеева Тайбуурула я взял в плен, как военную добычу, теперь и его самого убить не представляет большого труда. Вместе с Семетеем и Бакаю нужно выколоть глаза. Если мы не выколем глаза Бакаю, то нам не будет спокойной жизни, потому что Бакай знает дорогу в Бейджин, как свои пять пальцев, и о наступающем несчастии он узнает вперед за шесть месяцев. Бакай - это крепость киргизского народа. Мы должны теперь уничтожить весь киргизский народ, чтобы не возвращаться сюда опять.

Говоря так, он повернул свое многочисленное войско обратно на Талас.

В это время Бакай увидел недобрый сон и, испугавшись увиденного, вскочил, наскоро прочитав намаз, и приехал к Каныкей.

- Дочка Каныкей, - сказал он ей, - хорошо было бы, если бы я умер, когда умер мой лев Манас. Будь проклята моя жизнь, которую я прожил без Манаса! Твой своевольный и непослушный сын отдал Тайбуурула сыну Джамгырчи - Шаимбету и послал его вдогонку за Конурбаем. Конурбай взял теперь Тайбуурула в плен и тем затмил наши черные очи.

Когда Бакай сидел у Каныкей, рассказывая ей о случившемся несчастии и жалуясь на свою судьбу, со двора неожиданно вошел Сары-хан. Это было время, когда все спокойно жили дома. Войдя, Сары-хан сказал:

- Байтайляк и Калык уехали туда, откуда нет возврата. Тайбуурул взят в плен, а я с Конурбаем сражался семь дней, и вот получил семьдесят ран, ни жив, ни мертв кое-как спасся бегством.

При вести о том, что Тайбуурул попал в плен, все повесили головы, как будто Манас снова только что умер и в очаге потух огонь. Тогда поднялась Каныкей и обратилась к духам умерших.

- Теперь, когда Тайбуурул попал в руки Конурбая, как бы Конурбай не решил убить самого Канкора, как бы не собрал он весь народ сорока двух китайских ханов и не повел их на малочисленный, как горсточка, киргизский народ! Тайбуурула он сейчас, наверное, отошлет в подарок Эсенкану. У Конурбая есть за что нам отомстить, ведь его отца Алооке Манас убил своими руками.

 

 

© Copyright 2004-2017. Кыргызский эпос "Манас". Все права защищены.