Яндекс.Метрика

Глава XI. Семетей. Поход китайцев на Талас.

Послав гонца к Семетею, Конурбай сел на своего Алгару, надел боевое вооружение и быстро въехал на холм.
Требование Конурбая возмутило Бакая до глубины души, и он загорелся великим гневом. Вместе с ним возмутились и все киргизы. В народе говорили с негодованием:

- Что это значит? Идти с опущенной головой и преподнести с покорностью выкуп? Нет, уж лучше, сражаясь, умереть, чем идти к китайцам с приложенными к сердцу руками.

Бакай, встав с места, сказал народу:

- Было время, когда я был волком, ловившим и съедавшим верблюжонка. – И он стал рассказывать о своих геройских подвигах в молодости, о том, как он этих же самых китайцев не раз побеждал, был их ханом и управлял ими. В те времена конь, на котором он ездил, назывался Коктулпаром - серым сказочным конем, а теперь, состарившись, он получил прозвище Кокчолок - бесхвостая лошаденка.

- Хотя я и состарился, но еще раз вступлю в поединок с Конурбаем, и если мне суждено умереть - умру, а если придется пострадать - пострадаю. Если же посчастливится - проколю пикой злого врага и, напившись его черной крови, смою все наши обиды.

Многие возражали против желания Бакая выйти на поединок с Конурбаем, считая его для этого слишком дряхлым и боясь, что с ним может что-нибудь случиться. Но он был непреклонен. Каныкей надела на него аколпок, снарядила его для боя и с плачем стала молить бога, чтобы он послал удачу старому Бакаю.
Сев на своего Коктулпара, Бакай подвесил сбоку секиру, взял сырнайзу в руки и, получив благословение от народа, выехал на поединок с Конурбаем.

Когда Конурбай хотел нанести Бакаю удар пикой, Бакай выхватил меч и перерубил им на две части пику врага. Боясь, что Коктулпар не догонит Алгару, Бакай ударил его плетью справа и слева, и, наскочив на Конурбая, нанес ему удар пикой так, что тот чуть было не слетел с коня; ноги его выскользнули из стремян, полы одежды развевались в разные стороны, сам он оказался на шее коня. Только потому, что китайские войска находились неподалеку, ему удалось спастись среди них.

Многочисленные, как муравьи, китайские войска окружили гнавшегося за Конурбаем Бакая. Заметив угрожающую ему опасность, Кульчоро, Канчоро, сын Бакая Байтайлак, сын Сарыхана Калык и сын Джамгырчи Шаимбек, решив выручить Бакая, пустили вскачь своих коней на китайцев. Кульчоро проявил большое геройство и освободил Бакая. Когда они ехали обратно, китайцы сбили Канчоро с коня и успели набросить ему веревку на шею. Кульчоро, возвратившись, одним ударом свалил китайского балбана с коня, а Бакай отрубил ему голову мечом. Освободив Канчоро, они вернулись к своему войску.

Конурбай, убедившись в том, что киргизов в открытом бою ему не победить, решил отвести воду реки Талас и оставить киргизов без воды, чтобы этим заставить их придти к нему с повинной головой. Для этого он послал своих великанов, которым удалось выполнить его приказ. Киргизы, оставшись без капли воды, стали испытывать муки жажды, а скот без воды начал падать.

Когда не осталось для питья ни одной слезинки воды и люди увидели перед собой неминуемую гибель, ханы, собравшись, стали совещаться между собой. Сарыхан и Джамгырчи, встав из среды собравшихся, сказали:

 

 

© Copyright 2004-2017. Кыргызский эпос "Манас". Все права защищены.