Яндекс.Метрика

Глава XI. Семетей. Поход китайцев на Талас.

Когда Конурбай увидел, что Кульчоро один освободил окруженного несколькими тысячами воинов Канчоро, он пришел в страшную ярость.

- У нескольких тысяч батыров не хватило сил против этих двух, подобных мышам, мальчишек! Бы их не могли взять, а сами гибнете один за другим. Это – позорная смерть! Вам бы лучше было умереть от рук друг друга, чем оставаться в живых. Киргизы сами напали на нас, поэтому не должно им давать пощады. Разрушайте их строения и крепости, уничтожайте все насаждения, заставьте плакать их девушек и молодых женщин, опустошите их землю так, как бывает только после пожара! Канчоро и Кульчоро поймайте и, закованных в цепи, бросьте в ямы глубиной в сорок обхватов. Многочисленные мои воины! Что вы стоите? Идите немедля в наступление!

Конурбай прокричал все это так, что от его крика чуть не раскололась земля. Услышав его страшный голос, полчища китайцев прежде смерти чуть не погибли от страха. А Конурбай продолжал:

- В прошлом Великом походе я уничтожил своими руками Манаса, Алмамбета и других киргизских батыров. Киргизы - народ, который я с давних пор подчинил себе и властвовал над ним. А сегодня они возомнили, что стали сильными. Эти мальчишки, которые сейчас сражаются с нами, ведь только сыновья убитых мною Алмамбета и Чубака. Наступайте же на них и не бойтесь!

Многочисленные китайские воины, извиваясь как черви, стали наступать на Кульчоро и Канчоро. Китайские балбаны, числом около семи тысяч человек, окружили Кульчоро и Канчоро. Во главе их были великаны Ыйбы и Шыйбы, вооруженные чугунными палицами в шестьдесят батманов. При каждом залпе в Канчоро и Кульчоро попадало по семь тысяч пуль.

Конурбай, наблюдая за боем со стороны, приказывал:

- Если семь волков нападут на одного барана, ничего от него не останется. Разве они насытятся слизанной языком кровью? Если семь тысяч человек будут бить одного, что от него останется? Как бы ни был он силен, от него останется только пыль. Поэтому приготовьтесь хорошо и наступайте все вместе. - И Конурбай стал подгонять и подбадривать свои войска.

От выстрелов семи тысяч балбанов глохли уши, от лязганья их пик и мечей не стало видно лучей солнца. Находясь в окружении, Кульчоро и Канчоро даже и не подумали о том, что они могут умереть, и попадавшие в них удары они не принимали даже за укус вши.

Перебив шесть или семь тысяч китайских воинов, Кульчоро стал кричать:

- Где же самый храбрый из вас, именуемый Калча? - С боевым кличем в честь Манаса, он продолжал гнать вспять китайцев все дальше и дальше.

Бросились бежать китайские войска в таком беспорядке, как бегут овцы от нападавшего на них волка. Увидев быстро и в беспорядке бегущих, Конурбай стал умолять их:

- О, мой народ! За наших отцов, за меня, за сорок родов китайского народа - остановитесь и идите в бой!

Но воины, не слушая его увещеваний, топча и давя друг друга, продолжали бежать в беспорядке. Тогда Конурбай выехал вперед бегущих и с гневом стал взывать к ним.

Будь ты проклят, мой многочисленный народ!
Увидев только двух батыров, поступаете вы так.
Если же прибудет их вождь Семетей,
При нем что вы будете делать?

 

 

© Copyright 2004-2017. Кыргызский эпос "Манас". Все права защищены.