Яндекс.Метрика

Глава XI. Семетей. Поход китайцев на Талас.

- Стража у запруды воды вся перебита. Манас и Алмамбет со своими многочисленными воинами гнались за мной, я от них едва избавился.

Разгневался Конурбай на великана Акаяра и стал бранить его.

- Ты говоришь какие-то небылицы! Манаса, Алмамбета, Чубака, Сыргака и других киргизских батыров еще во время Великого похода я уничтожил. В настоящее время и костей-то их, вероятно, уже не осталось.

Сильно опечалился Конурбай по поводу убийства стражи, охранявшей запруду.

- Великаны мои перебиты, сил моих против Семетея теперь не хватит, с чем явлюсь я в Бейджин? - причитал он. - Воины мои! Не уйдем отсюда, пока не победим и не возьмем в плен проклятого Семетея. Разрушайте все дома, не оставляя камня на камне! Деревянные части их юрт обратите в щепки. Молодых женщин и девушек заставьте плакать! Если вам попадут в руки Бакай или Семетей, рубите им головы и привезите мне! Если же вам в руки попадет Кульчоро, не убивайте его, помните, что он китайского рода, сын Алмамбета и внук Азиз-хана. Отец его, Алмамбет, в гневе бежал из Китая, а Кульчоро мы с вами увезем в Бейджин и провозгласим ханом какой-нибудь части Китая.

После этого войска Конурбая по его приказу разделились по родам оружия: стрелки - отдельно, пиконосцы - отдельно, лучники - отдельно, батыры и великаны - отдельно. Выстроившись рядами, они снова пошли в наступление. Вид их был так страшен, что, когда стали надвигаться эти многочисленные войска, киргизы потеряли всякую надежду и в беспорядке, не останавливаясь, побежали к белой ставке Семетея, где находились Семетей и Кульчоро, с криками:

- Твой отец Манас, собрав нас отовсюду, сделал нас могучим народом, во времена владычества Манаса мы наслаждались жизнью. Теперь Конурбай настигает нас со своими многочисленными воинами. Не дай напрасно пролиться крови своего народа, охрани его!

Семетей пришел в ярость, он стал подобен льву, глаза его налились кровью, и он обратился к народу:

- Разве, киргизы хуже, разве китайцы храбрее нас? Герои-львы, батыры и храбрецы! Конурбай, видно, совсем взбесился. Я буду его гнать до самого Бейджина, истреблю все его многочисленное войско, отомщу ему за гибель всех погибших славных героев киргизского народа! Что вы смотрите, садитесь на коней!

Услыхав такой приказ, все быстро повскакивали на коней и вооружились, а Семетей, сел на Тайбуурула и, получив благословение Каныкей, во главе всего киргизского войска выехал навстречу врагам.

Самый могучий из китайских великанов, одноглазый Мааданча, увидев Семетея, ехавшего впереди своих многочисленных войск, решил напугать его. Для этого он ударил своей чугунной палицей весом в шестьдесят батманов по черному камню, величиной с гору. От одного его удара на месте камня стала ровная земля. Мааданча был так силен, что против него не могли устоять восемьдесят великанов под землей и девяносто великанов на земле. Он ездил на быке, который бегал так быстро, что его не мог догнать даже ветер.

Вслед за Мааданчой ехала еще тысяча таких же одноглазых великанов, как он. Поднявшись на холм, он сказал:

 

 

© Copyright 2004-2017. Кыргызский эпос "Манас". Все права защищены.