Яндекс.Метрика

Глава XI. Семетей. Первые встречи с врагами.

Здоровье Семетея между тем все ухудшалось. На Бакая напал страх, у него была только одна дума: во что бы то ни стало спасти жизнь Семетея. Изо рта Семетея все сильнее выходили сгусти черной крови, и он то и дело впадал в беспамятство. Чтобы не произошло заражение раны, Бакай погрузил его в воду, привязав, чтобы его не унесло течением.

В это время вдруг с запада послышались какие-то странные звуки. Когда Бакай оглянулся, то увидел, что высоко над ними в небе парит белая лебедь. Вглядевшись, он узнал в ней Айчурек. Она опустилась на землю, приняла человеческий облик, и, низко поклонившись Бакаю, стала расспрашивать его о положении Семетея. Бакай рассказал ей о своих опасениях. Айчурек подошла к привязанному в воде Семетею и, быстро перешагнув через больного, тем самым вывела пулю из раны (83). Как только вышла пуля, Семетей вздохнул свободно и стал чувствовать себя лучше.

В это время, с полученными от Каныкей боевыми припасами, подъехал Кульчоро. Они стали поить Семетея переданными Каныкей лекарствами, рана его начала быстро заживать, и скоро то место, где она была, стало таким же, как раньше.

Когда Семетей вылечился от раны, он позвал Бакая и сказал:

- Бакай-аба, вот я и излечился от раны. Теперь я снова пойду, чтобы сразиться с Конурбаем. Будь моим знаменосцем!

Бакай ответил:

- Сын мой, храни в мешке (прим. "не забывай") слова старика. Месть за сивогривого - дело хорошее и справедливое. Знамя твое держать и быть во главе похода я обещаю, только помни: с Конурбаем справиться нелегко, вчетвером мы ничего не сделаем. Послушай меня, давай лучше сейчас возвратимся в свои аилы. Там соберем весь народ, снарядим большое войско, заготовим достаточно боевых припасов и в будущем году пойдем воевать с Конурбаем. Согласись со сказанным мною, мой лев, прошу тебя!

Кульчоро, придя в раздражение от этих слов Бакая, сказал:

- Ты беспричинно боишься, аба! Неужели под старость жизнь стала тебе так сладка? Разве ты не знаешь, что если кому суждено умереть, он умрет и сидя дома. Если вы не пойдете, так пойду я один и буду уничтожать китайцев и мстить за сивогривых.

Семетею понравилась эта речь, он в душе похвалил Кульчоро и решил идти в поход против Китая. Канчоро не осмелился отказаться и, против воли, исполненный страха, все же отправился вместе с ними.

Когда трое батыров приняли такое решение, Бакай, устыдившись того, что вернется в Талас один, тоже решил ехать с ними. Они отправили Айчурек обратно в свой аил, а сами вчетвером снова двинулись в путь на Бейджин, чтобы воевать с Конурбаем.

Пусть они едут своей дорогой, а мы теперь послушаем про Конурбая.

Собрав всех своих подданных, Конурбай обратился к ним с такими словами:

- Как вам всем известно, во время Великого похода мы убили киргизских батыров - Алмамбета, Чубака, Сыргака и многих других, а Манас, получив сильное ранение, вернулся в свою страну и вскоре умер от этих ран. Мы причинили киргизскому народу очень много бед и страданий. От Манаса остался сын - Семетей, от Алмамбета - Кульчоро, от Чубака - Канчоро. Эти молодцы оказались еще храбрее своих отцов. Они решили мстить нам за смерть Манаса, Алмамбета, Чубака и других перебитых нами батыров.

 

 

© Copyright 2004-2017. Кыргызский эпос "Манас". Все права защищены.