Яндекс.Метрика

Глава XI. Семетей. Первые встречи с врагами.

Чтобы поднять дух своего народа, Конурбай стал вспоминать, как во время похода Манаса он перебил собственными своими руками еще более страшных врагов. Он говорил, что теперешние враги - несчастные сироты, что их бояться нечего: среди них нет ни одного годного для боя мужчин. Говоря так, он призывал народ спокойно готовиться к бою.

Среди людей были и такие, которые не хотели идти на войну, но Конурбай уговаривал всех.
В это время прибыл к нему вестник Джееджельдет, и рассказал, что Семетей и Кульчоро перебили все его многочисленное войско.

Джееджельдет говорил:

- Против этих двоих не устоять ни одному живому человеку. Когда мы ранили Манаса и убили Алмамбета, нам надо было поехать за ними и перебить их сыновей, напрасно мы тогда так не сделали. Конурбай! Не продолжай ты ссору с Семетеем, все равно у тебя не хватить сил в открытом бою бороться против него. Лучше будет, если ты уплатишь кун за убийство их отцов, помиришься с ними и преподнесешь им в дар девушек. Когда Семетей и Кульчоро примут твой дар, подмешай им в пищу яд и уничтожь их хитростью. Запомни, что в открытом бою тебе против них все равно не устоять!

Конурбай, рассердившись на Джееджельдета, ответил:

- Неужели многих тысяч наших великанов не хватит для борьбы против одного сироты? Небывалую трусость проявляешь ты, Джееджельдет. Уйди с глаз моих, чтобы мне на тебя не смотреть!

Собрав снова многочисленное войско, Конурбай выступил навстречу Семетею. У него было так много войска, что от него сотрясалась земля от края до края. Нельзя было взором охватить собранных людей, от многочисленного войска не мог бы спастись даже кулан, у птиц, пролетающих над этими полчищами, уставали крылья, и падая, они умирали под копытами коней.

Китайское войско, под которыми изгибалась земля, приближалось к тому месту, где находился Семетей.
Конурбай поставил Карагула и вместе с ним самых надежных людей сзади своего войска для того, чтобы подгонять трусливых и чтобы ни один человек не мог бежать обратно.

Видя приближающихся врагов, Семетей обратился к Бакаю с такими словами:

- Бакай абаке] Я пришел в ярость, а поэтому решил пуститься теперь в погоню за Конурбаем и самому вступить в бой с ним. Я отомщу ему за прошлые обиды и, если удастся, привязав за шею, приведу его в Талас.
Но Бакай ответил:

- Ох ты, глупыш, брось сейчас мысль о войне с Китаем! Китайцев огромное множество, и ничего не могут сделать трое против многочисленных как шерсть на корове, китайцев. С той военной добычей, которую мы захватили, нам лучше возвратиться в Талас и оповестить о войне весь народ. Соберем многочисленное войско, заготовим достаточно огнестрельных припасов и только после этого снова пойдем войной на Китай.

Семетей ответил:

- Бакай аба, ты, состарившись, видимо лишился своего рассудка. Я ни за что не поеду теперь в Талас, чтобы там собирать себе войско. Если мне на роду написана смерть, я умру от руки Конурбая, если нет, убив его, отомщу ему за все оскорбления и обиды. Поезжай домой и гони взятые конские табуны с собой. А я семь дней буду сражаться, и, если окажусь победителем - догоню тебя, если же придется умереть - умру. Если мы через семь дней не догоним тебя, считай нас погибшими, помолись о нас и поезжай дальше.

 

 

© Copyright 2004-2017. Кыргызский эпос "Манас". Все права защищены.