Яндекс.Метрика

Глава XI. Семетей. Первые встречи с врагами.

Рассердился Бакай на Семетея.

- Несчастный ты мой сирота! Если ты никак не хочешь слушать моих советов, то пусть бог даст тебе силы! Семь дней я буду откидать, если же по прошествии этого срока вы не приедете, буду считать, что мои сироты погибли. Разлучившись с вами, на кого я возлагал все надежды, зачем мне тогда жить? Если вы через семь дней не приедете, я наставлю против сердца свой меч, брошусь на него и умру вслед за вами.

Сказав так, он благословил их и быстро уехал.

Проводив Бакая, Семетей поглядел в подзорную трубу и увидел, что подходит многочисленное войско, под которым изгибается земля. Тогда Семетей сказал:

Волнующиеся и еще виднеющиеся деревья,
Которые я принял за лес, оказывается, это народ,
Колышется собравшийся многолюдный Китай,
Настало время ему наступать.
Я думал, это - горная впадина, а, оказывается это народ.
Кипящий Китай, шумящий Китай,
Настало время ему наступать.
Медленно идет многочисленное войско,
С боевым кличем, оглушая уши,
Посмотри на камыш, посмотри на ливень,
Подобен им наступающий народ.
Посмотри на колыхающуюся под ветром траву,
Подобен ей многочисленный, как трава, китайский народ,
Впереди стелющегося по земле многочисленного войска
Идет сам Конурбай.
Посмотри на огромного, как гора, великана!
Наказание от бейджинцев
Мы, вероятно, пришли получить.
Китайцев - несметное количество, а нас - трое;
Знать, умереть пришли мы сюда!

Описав в таких выражениях наступающее китайское войско, Семетей обратился к Кульчоро и Канчоро, умолял и уговаривал их:

- Не бойтесь и не пугайтесь, помогите мне! Если вы не будете сражаться, то будьте мне хоть свидетелями.

А Конурбай между тем написал письмо в Бейджин с требованием прислать на помощь еще более многочисленное войско и отправил гонца с этим письмом.

Начавшаяся битва длилась шесть дней, убитые лежали как в стаде лежат отдыхающие овцы. Почти все китайцы были перебиты. На седьмой день на место битвы приехал Бакай. Подъехав к гнавшему перед собой китайцев Семетею, Бакай схватил уздцы его коня и сказал:

- О, мой тигр! Думая гнать китайцев до самого Бейджина, не горячись! У нас не хватит сил бороться с многочисленными, как шерсть на коров, китайцами, и вы можете погибнуть.

Он стал умолять и упрашивать Семетея послушаться его и удерживал его коня за узду, не пуская его идти дальше. Семетей ответил так:

- Ой, абаке. Хорошо было бы, если бы ты меня, разгоряченного, пустил, я бы гнал войско Конурбая до самого Бейджина. Напрасно ты меня удерживаешь. Я хочу хотя бы один раз схватиться с самим Конурбаем.

Но Бакай все же уговорил Семетея, и вместе с Кульчоро и Канчоро повел его с собой по направлению к Таласу.

Гонец Конурбая, посланный с письмом в Бейджин, скакал днем и ночью и, приехав туда, опять собрал многочисленное войско. Это войско вышло навстречу Конурбаю, и, когда он увидел его, то воспрянул духом и снова набрался храбрости.

- От рук сирот - мальчишек погибли мои великаны и многочисленное воинство, - сказал он. - Мне было бы стыдно, вернувшись, рассказать об этом своему народу. Поэтому пусть будет так: если мне написано умереть от рук Семетея, то я умру, или сам убью Семетея.

 

 

© Copyright 2004-2017. Кыргызский эпос "Манас". Все права защищены.