Яндекс.Метрика

Глава XI. Семетей. Война Семетея с Конурбаем. Поход на Бейджин

- Приметы наши неплохие, Бог даст, мы доберемся и до Конурбая, - промолвил Бакай, увидев это, и предался беспредельной радости. Он рассказал Семетею про то, сколько Конурбаем вырыто волчьих ям на их пути, и где и какие звери выставлены им как тайная стража. Он сообщил Семетею, что на пути им встретятся еще белый архар и дикая утка.

- Нам нужно ухитриться пройти как-нибудь мимо них, - сказал Бакай.

Когда они приблизились к находившемуся на страже архару, Бакай сказал Семетею:

-Дай мне аккельте, я застрелю его.

Семетей не послушался Бакая, и в это самое время архар выскочил впереди их и бросился бежать.

Семетей, прицелившись, сам выстрелил из аккельте, но промахнулся. Архар, оставшийся невредимым, стал уходить. Увидев это, Бакай громко заплакал и в гневе стал рвать на себе бороду и усы.

- Ах вы, непослушные сироты! Не слушая моих советов, вы в конце концов погубите меня и себя, - причитал он.

Он вырвал из рук Семетея аккельте, присел на одно колено и выстрелил; архар кубарем свалился наземь. Тогда Семетей обнял Бакая и стал просить у него прощенья за свое непослушание.

Следуя дальше, они подъехали к озеру, на котором жила дикая утка. Спугнув ее, они напустили на нее Акшумкара, и он поймал и заклевал ее.

Так были истреблены все выставленные Конурбаем дикие животные - лиса, архар и утка. Бакай и Семетей так радовались этому, что радость их не вмещалась в груди.

Однажды на привале они пустили лошадей пастись, а сами уснули богатырским сном. Когда наступило утро, Семетей, проснувшись взял в руки подзорную трубу и увидел с одной стороны, как расстилался перед ним многочисленный, подобный муравейнику, китайский народ Бейджина, а с другой стороны раскинулись табуны коней Конурбая, которые были так огромны, что покрывали собой всю землю. Пораженный этим зрелищем, он прибежал к спящему Бакаю и, разбудив его, рассказал обо всем, что видел. Вспоминая отсутствие Кульчоро и Канчоро и чувствуя из-за старости упадок сил, Бакай сказал:

- Милый, несчастный мой сирота! Не на кого тебе, кроме себя, надеяться. Наберись решимости! - и он благословил его.

Семетей сел на коня и хотел уже ехать, но Бакай, остановив его, сказал:

- Есть среди пастущих конские табуны Конурбая коварный и храбрый табунщик Карагул. Смотри, берегись его, не забывай народную пословицу: "Кто пожалеет врага, тот окажется раненым и убитым". Карагул дважды меня обманул. Если он попадется тебе на пути, без сожаления отруби ему голову и привези мне. Это - тот человек, которому Конурбай доверяет все свои тайны. Из конских пастухов не оставляй в живых ни одного и всех уничтожь.
У Конурбая есть крылатый конь вороной масти, с кличкой Алгара; возможно Конурбай сейчас пустил его в конские табуны. Если будет возможность, захвати его в плен.

- Жди меня шесть дней, абаке, - сказал Семегей, - и если я не вернусь, то знай, что твой сирота погиб. Тогда прочти за упокой моей души коран и возвращайся домой. Но по дороге не забудь захватить Кульчоро и Канчоро.
Главный табунщик Карагул в ту самую пору беспечно проводил время, резал по одному жеребенку утром и по одному жеребенку вечером, пил кумыс, смешанный с араком, и вообще жил в свое удовольствие.

 

 

© Copyright 2004-2017. Кыргызский эпос "Манас". Все права защищены.