Яндекс.Метрика

Глава X. Семетей. Гибель Чинкоджо и Толтоя.

Кульчоро, узнав об отъезде Толтоя, сел на Тайбуурула, надел на себя семетеев аколпок и, взяв сырнайзу, поскакал навстречу жениху. Долго ждал он, когда появится враг, и наконец, не слезая с коня, облокотился на пику и уснул.

Почуяв приближение Толтоя, Тайбуурул стал бить копытами по земле и ржать, но Кульчоро все не просыпался. Сон его прошел только когда Тайбуурул укусил его. Проснувшись, Кульчоро сперва рассердился на своего коня, потом оглянулся и увидел ехавшего прямо на него на саврасом коне человека величиной с гору, в железной одежде. Это и был Толтой.

Взяв аккельте, Кульчоро выстрелил в него, и у Толтоя оборвалось сердце от страха.

Тогда, взяв в руки пику, Кульчоро с боевым кличем в честь Манаса погнался за ним.

Когда Толтой услышал слово "Манас", ему показалось, что за ним гонятся Манас, Алмамбет, Чубак и все сорок чоро. От испуга у него перестало биться сердце, и он бросился бежать, а Кульчоро кинулся за ним в погоню.

Перед этим Айчурек хорошо ухаживала за Тайбуурулом и так раскормила его, что он стал жирным, а потому быстро бежать не мог и начал задыхаться.

Кульчоро, хитро улыбаясь, стал кричать бегущему Толтою:

- Зятек, не убегай, разве женихи бывают такими трусливыми, как ты? Сестрица Айчурек послала меня, чтобы я встретил тебя. Остановись!

Но Толтой не поверил ему. Догнав его, Кульчоро ударил его два раза пикой в ногу, но Толтой не дрогнул. Когда он хотел нанести ему третий удар, он выпустил из рук поводья, и Тайбуурул, запутавшись в них, чуть было не рухнул на землю.

Толтой, воспользовавшись этим, бежал и тем избавился от неминуемой гибели. В беспамятстве, весь в крови, он, наконец, достиг своей стоянки.

Когда Кульчоро увидел, что ему не удалось захватить в свои руки Толтоя и враг убежал, его стала мучить совесть. "Семетей дал мне и коня, и одежду, и вооружение, - подумал он, как же я теперь сообщу ему о том, что я упустил Толтоя? С какими глазами я явлюсь к нему? Давай-ка я сам разобью себе голову в кровь, а потом поеду и скажу Семетею, что он ранил меня". Решив так, он взял в руки меч и хотел уже себя окровавить, но в это время ему пришла в голову мысль: "А что, если Семетей догадается, что я сам себя ранил, тогда я и вовсе попаду в беду".

Не зная, что делать дальше, он в мрачном и угнетенном настроении поехал домой.

Толтой же в это время, сопя и пыхтя, немного отдышался, позвал к себе Чинкоджо и сказал ему:

- Один неизвестный человек, на карем коне, с боевым кличем в честь Манаса, напал на меня и нанес мне рану. Когда я услышал возгласы "Манас, Манас!" – мне почудилось, что на меня наступают Манас, Алмамбет, Чубак, и все сорок чоро.

Чинкоджо возмутился:

- Я считал тебя храбрым, Толтой, а ты, оказывается, просто глупец и трус. Как это могло случиться, что умершие давным-давно Манас, Алмамбет и Чубак появились и преследовали тебя? Гнавшийся за тобой, вероятно, был никто иной, как сын Алмамбета, Кульчоро. Ах ты, трус презренный! Ты получил рану от мальчишки и считаешь теперь дни своей жизни!

 

 

© Copyright 2004-2017. Кыргызский эпос "Манас". Все права защищены.