Яндекс.Метрика

Глава II. Поход Манаса на Кашгар. Победа над ханшей Оронгу и великаном Догоном

Так постигла гибель огромное войско. Струи крови погибших коней и людей, смешавшись, стекали в озеро Лоб, окрашивая воды его багряным отсветом.

Из воинов Манаса и Кошоя погибло три тысячи семьсот человек, а убитым из калмыкского войска не было числа.

Манас, выступив против Кайыпа, вырвал из его рук копье, в то же время Бакай, наступая на Кайыпа сбоку, сбросил его на землю, Чалыбай и Абдулда живым поволокли его, как на козлодрании, и втащили в гущу своего войска.

Калмыкское войско, потеряв вождей, бежало. Сын Кайыпа, вернувшись к своему народу, объявил, что Манас убил его отца. Услыхав это, народ Кайыпа, ища спасения, скрылся в ущелье горы Асыроомаймын, которая находилась между Ималаями и Санроо. А Манас пустился их преследовать со ста пятидесятитысячным войском.

Сыновья Кайыпа спаслись бегством и ушли далеко вперед. Там в ущелье гор, среди бегущих в беспорядке толп людей, они пытались преградить дорогу наступающему войску, натягивали луки и стреляли из ружей. А тридцать дочерей Кайыпа, вместе с самой красивой из них, по имени Караберк, остались дожидаться врага.

Караберк, натянув свой лук, стреляла в пришельцев, стремясь прикрыть уход своего аила и не пропускала ни одной души. Ее стрела ранила Бакая. Увидев это, Манас разъярился, стегнул плетью Аккулу и подскакал к девушкам.

У Караберк не хватило сил быстро натянуть лук, а Манас уже был близко. Тогда она решила заколоть его кинжалом. Но Манас не допустил этого, внезапно схватил ее за локоть, а левой рукой задержал повод ее лошади.

К этому времени Манасу было около двадцати трех лет, но он еще ни разу в жизни не пленялся красотой девушки, и не останавливал на них своего взгляда. Караберк же была чудесна.

               Подобен жемчугу белок ее глаз.
               Ее слова подобны меду и сахару.
               Клинки ее ресниц пронзали, как копья.
               Всякий, кто хоть раз на нее взглянул.
               Ощущал сейчас же огонь в своем сердце.
               Нос, как точеный комуз, брови - изогнутый лук.
               Волосы черные, как воронье крыло.
               Петушиная шея, головка - как пуговка.
        

Дивно прекрасной была девушка. Образ ее запал в сердце Манаса. Караберк, узнав имя, род и племя Манаса, сказала:

- Ты, оказывается, убийца моего отца. Пускай я умру, я все же не стану твоей добычей. Убийца моего отца! Знай, что я не достанусь тебе живой. В тот же день, когда ты возьмешь меня силой, я выпью яд.

 

 

© Copyright 2004-2017. Кыргызский эпос "Манас". Все права защищены.