Яндекс.Метрика

Глава X. Семетей. Поездка Семетея за Айчурек.

Пусть Семетей, пользуясь правом жениха, лежит во дворце Айчурек. Оставив его в покое, мы перейдем к рассказу о Чинкоджо и Толтое.

***
Аджибай, брат Айчурек, был известен своим замечательным красноречьем, но он был трус. Тюменбай же другой брат, не был красноречив, но зато был храбр.

Сверх восьмидесяти дней, установленных как срок для ожидания Чинкоджо и Толтою, прошло еще лишних семь дней. Поднявшись на башню, Аджибай и Тюменбай увидели, что Чинкоджо и Толтой, окружившие город, переходят в наступление. Войска у них было так много, как муравьев в муравейнике, так что, увидев их, Аджибай чуть не свалился от страха с башни. Посоветовавшись, братья решили между собой, что не отдать Айчурек таким страшным врагам нельзя.

- Чинкоджо с Толтоем - грозные враги, - сказали они, - пожалев девушку, мы погубим нашего отца Ахунхана и весь афганский народ. Чтобы избавить их от беды, вынесем врагам подарки и дань.

И они погнали множество скота, выбросили белое знамя и, приложив к груди руки в знак покорности, сами пришли к Толтою и Чинкоджо. В это время Чинкоджо, подозвав Толтоя, хвалился:

- Если я только буду жив, я тебя провозглашу ханом всего мира. Вот видишь, сколько скота гонят нам в дар. Теперь я возьму для тебя Айчурек.

Но Толтой ответил:

- Я не доверяю их словам. Лучше всего разбить их силу до конца и взять их девушек и молодых женщин, как военную добычу. Кроме такой расправы для них ничего не годится, и никаким обещаниям их я никогда не поверю.

Чинкоджо на это сказал:

- Не говори так, храбрый Топтой, а лучше помни, что насильно взятая жена никогда не будет хорошей женой. Поэтому лучше я пошлю сватов и по доброй воле возьму ее в жены.

Он заставил все свое войско сойти с коней, поделил всех людей на десятки, а пригнанный афганцами в подарок скот разделил между воинами для убоя. Потом Чинкоджо прибыл к Дджибаю и Тюменбаю и спросил их:

- Отдаете ли вы нам Айчурек или нет? Если не отдаете, то знайте, что я перебью весь ваш народ, разрушу весь город и возьму ее насильно.

Тогда Дджибай сказал:

- Сказать по правде, мы и не думаем отдать вам Айчурек и обманываем вас, потому что между Манасом и Ахун-ханом было затеяно сватовство еще до рождения их детей. Сын Манаса, Семетей, рос сиротой в Бухаре, но теперь, достигнув совершеннолетия, перекочевал в Талас. В нем пробудилась жажда крови, он убил своего деда Джакыпа, дядей Абыке и Кёбёша, и перебил оставшихся от отца сорок чоро. Если он в один прекрасный день придет и спросит нас: "А где моя невеста Айчурек?" - что мы ему ответим на это? Он нас всех подряд может уничтожить. А вам надо знать, что Айчурек, обернувшись белой лебедью, улетела, и где она находится - нам неизвестно. Чинкоджо, рассердившись, промолвил:

- Живший бродягой Семетей не храбрее меня. Его храброго, но глупого отца Манаса я своими руками шесть раз побеждал. Я лучше всех знаю, как расправиться с Семетеем.

- Хорошо, мы согласны, - ответил испуганный Аджибай,- если же Айчурек не послушается нас, мы ее отдадим вам связанной. Скажите все же, кто из вас думает взять ее в жены?

 

 

© Copyright 2004-2017. Кыргызский эпос "Манас". Все права защищены.