Яндекс.Метрика

Глава X. Семетей. Поездка Семетея за Айчурек.

Чинкоджо сказал:

- Ее возьмет Толтой, а если он ей не понравится, тогда возьму ее я.

Рассердившись, Тюменбай на это ответил:

- Будьте вы прокляты, глупцы от рождения! Что же мы Айчурек за вас обоих, что ли, должны выдать? Мы ее можем отдать только одному из вас! - и, сказав это, он вступил в спор с Чинкоджо, наговорил ему много дерзких слов и грубо обругал их обоих. Между ними уже разгорелась драка, так что окружающие с трудом развели их.

Аджибай обещал Чинкоджо:

- Если мы не сдержим слова и не отдадим вам Айчурек, пусть прародители мои будут капырами! Пускай Толтой не позднее, чем через семь дней, приедет за ней.

После этого братья возвратились в город. По дороге Тюменбай сильно ругал Аджибая за его трусость.
Вернувшись домой, они стали искать удобного случая, чтобы как-нибудь обманом взять Айчурек и выдать ее Чинкоджо и Толтою. С этой целью пришли они к ней в ее золотой дворец. Но Айчурек заранее знала все их замыслы.

- Мы решили выдать тебя Чинкоджо и Толтою, потому что, если мы этого не сделаем, они уничтожат наш город и весь наш народ, - сказал ей Аджибай.

Айчурек, не показывая вида, отвечала, хитро улыбнувшись:

- Если бы вы убили человека и отдали бы меня, как плату за убийство, или взяли бы с них большую дань, да велели бы прежде всего пригнать скакуна Толтоя Суркоена и вороного коня Чинкоджо, я бы тогда согласилась.

Аджибай с Тюменбаем, переглянувшись между собой так, чтобы Айчурек не заметила, сказали:

- Коней, про которых ты говоришь, мы возьмем и, кроме того, возьмем еще множество другого скота.

Между тем Толтой поверил данному Аджибаем и Тюменбаем обещанию, и условленные семь дней показались ему за семь лет. Скучая и не находя от волнения себе места, чтобы ждать спокойно, он рассказывал окружающим про то, как в старину были устроены поминки по хану Кёкётею и как во время этих поминок Кошой-хан одолел китайского балбана Джолоя, а Манас победил Конурбая.

- Если мы теперь заберем невесту у сына этого кровопийцы, Семетея, - сказал Толтой окружающим, - мы поступим нехорошо. Взяв Айчурек, мы сами себе выроем яму. Пускай сегодня мы силой заберем ее, а что мы будем делать завтра? Смерть нам будет от Семетея! Давайте лучше оставим это дело.

Услыхав эти слова, Чинкоджо пришел в великую ярость.

- Семетей не храбрее меня, - сказал он, - у меня храбрости не меньше, чем у него. Я могу легко одолеть Семетея, а померявшись с ним, я доконаю и тебя, Толтой, за твои негодные слова!

Наконец, назначенные согласно договору с Аджибаем и Тюменбаем, дни прошли. Толтоя пригласили отправиться за Айчурек в качестве жениха, но он стал увертываться от этого под разными предлогами и не изъявлял никакого желания ехать. Чинкоджо сердился и бранил его, и Толтой, боясь его и чувствуя себя как бы привязанным за шею, наконец, против воли все же собрался ехать в город Ахун-хана в качестве жениха Айчурек.

Приближенные Толтоя, налив полные сосуды арака, стали поить его для храбрости, и, когда он захмелел, посадили его на коня и проводили в путь. Отправляясь, он приговаривал:

 

 

© Copyright 2004-2017. Кыргызский эпос "Манас". Все права защищены.